Что такое злоупотребления процессуальными правами со стороны адвоката — советы опытного юриста

   Наряду с понятием противозаконного поведения  существует понятие недобросовестного поведения (ст. 1 ГК РФ). Законодатель приравнивает недобросовестность к «злоупотреблению правом» (ст.10 ГК РФ). Имеется в виду, что «лицо использует свои права недозволенным способом либо с недозволенной целью», и делает это осознанно. «В результате чего, наносится ущерб другим лицам».

ВНИМАНИЕ: наш адвокат разъяснит Вам, как бороться со злоупотреблением правом сторон различных отношений, а также поможет в иных вопросах. Звоните, а также смотрите видео, чтобы понять почему клиенты выбирают именно нас:

Виды злоупотребления правом

Виды злоупотребления правом могут быть следующие:

  1. Несвоевременная реализация права на защиту. Соответствующий вид злоупотребления заключается в том, что лицо длительное время может не обращаться в суд с иском, чтобы по итогу взыскать больше с ответчика, например, больший размер процентов по кредиту. С одной стороны, когда захотел кредитор обратиться, тогда и обратился, а с другой – кредитор захотел получить большую выгоду с того, что поздно обратился
  2. Нарушение лицом своего предыдущего поведения. Например, лицо знает о каких-то нарушениях своего контрагента, допустим о том, что не зарегистрирован договор аренды, и не высказывает какие-либо возражения по данному вопросу. Когда же возникает ситуация, в которой лицо может использовать в своем интересе нарушение контрагента, оно заявляет о соответствующих фактах
  3. Реализация лицом своих прав только с намерением причинить вред другому лицу. Например, лицо решило уволиться, а когда узнало, что на его место хотят пригласить его друга, решило отозвать заявление об увольнении. Впоследствии лицо все равно уволилось, дождавшись, когда его друг найдет другую работу
  4. Защита своего права. Данный вид злоупотребления заключается в том, что лицо просто ради того, чтобы наказать кого-то, готово пойти в суд и взыскать, например, 10 руб., получив тем самым какое-то удовлетворение. Однако, в данной ситуация, как говорится, «шкурка выделки не стоит»
  5. Иные виды злоупотребления правом

Ответственность за злоупотребление правом

   Если лицом допущено злоупотребление процессуальными правами, то судом такому лицу может быть назначен судебный штраф.

   Своего рода ответственностью для лица, злоупотребившем правом, будет отказ в удовлетворении его исковых требований.

Маловероятно, что суд будет мотивировать решение ссылками на злоупотребление правом со стороны истца, однако, при оценке действий участников процесса, суд будет учитывать наличие такого факта. В то же время ст.

10 ГК РФ указывает на право суда отказать лицу в защите его права, если будет установлено не соблюдение требований, указанных в п.1 ст. 10 ГК РФ, например, осуществление своих прав только с намерением причинить вред другому лицу.

   В определенных случаях, если судом будет установлено злоупотребление правом, то суд откажет ответчику в применении сроков исковой давности.

   Необходимо учитывать, что злоупотребление правом необходимо доказать. Злоупотребление правом это больше оценочная категория, поскольку суд может усмотреть такой факт, а может и наоборот сказать, что не видит никаких злоупотреблений со стороны конкретного лица.

Жалоба на злоупотребление правом

   Как таковая жалоба на злоупотребление тем или иным лицом своим правом не пишется.

   Может быть подготовлена жалоба на какие-то действия лица, в котором будет содержаться указание, в том числе, на злоупотребление данным лицом своим правом. Однако, жалоба она прежде всего должна указывать на какие-то нарушения.

   В суде лицо будет доказывать свои возражения, ссылаясь, в том числе, на то, что сторона злоупотребляет какими-то своими правами. Однако, отдельно какое-то заявление или жалоба не готовятся.

   Таким образом, указание на то, что лицо злоупотребляет своими правами, может содержаться в жалобах, в исках, в возражениях в дополнение к тому, что изложено в соответствующих документах.

ПОЛЕЗНО: мы может составить для Вас любой процессуальный документ за 24 часа — профессионально и в срок. Звоните нам уже сегодня!

Последствия злоупотребления стороной отношений правом

   Когда лицо злоупотребляет своим правом – это не значит, что для него наступят какие-то последствия, поскольку соответствующее злоупотребление необходимо еще доказать. Может быть такая ситуация, что лицо злоупотребит правом, но не сознается в этом, а суд не усмотрит злоупотреблений, тогда лицо добьется того, чего желало или на что надеялось. 

   Для лица, в отношении которого допускается злоупотребление, последствия могут быть самые разные, все зависит от того, в чем заключается злоупотребление правом. Например, лицо не примут на работу, потому что сотрудник передумал увольняться, с лица взыщут большие проценты, так как просрочка по займу составляет почти 3 года и т.д.

   В то же время для лица, которое допускает злоупотребление правом, если данный факт будет установлен судом, грозит отказ в удовлетворении его иска или отказ в принятии судом к сведению его возражений, поскольку будет установлен факт соответствующего злоупотребления.

   Еще одним последствием при злоупотреблении будет являться отказ суда в применении сроков исковой давности.

Злоупотребление правом на защиту в суде

Злоупотребление  материальными правами:

  1. «осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу» (пп. 1 п. 1 ст. 10 ГК РФ)
  2. «действия в обход закона» (пп. 1 п. 1 ст. 10 ГК РФ)
  3. «использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке» (пп. 2 п. 1 ст. 10 ГК РФ)
  4. «иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав» (пп. 1 п. 1 ст. 10 ГК РФ), например, в форме бездействия – этот способ признается судебной практикой.

Злоупотребление процессуальными правами: 

  1. обжалование судебных актов, которые не подлежат обжалованию
  2. хитрости при направлении возражений или документов
  3. подача иска с единственной целью приостановить рассмотрение другого дела
  4. незаблаговременное предоставление документов
  5. невыполнение требований суда
  6. непредставление доказательств
  7. не явка в судебное заседание

Практика злоупотребления правом на судебную защиту

Что такое злоупотребления процессуальными правами со стороны адвоката - советы опытного юриста

   Истец доказывал суду, что не получил работу а Адвокатском бюро «Кацайлиди и партнеры» именно по причине возраста (после этого мы даже материал написали – обжалование отказа в приеме на работу, оказывается много тонкостей, читайте наше предложение действительно обиженным работникам).

В ходе судебного разбирательства «виновник торжества» неохотно признался в том, что на самом деле, он не получил ответа на свое резюме и расценил молчание как отказ, а затем требовал от потенциального работодателя  письменных объяснений и признания в нарушении прав.

Грозил оглаской в СМИ и подал иск в суд.  

   В ходе судебного разбирательства суд не нашел подтверждений факта дискриминации в адрес истца, зато факт злоупотребления материальным правом был очевиден. Истец пытался убедить суд в том, чего в данном составе, не существовало.

Вынуждал государственный аппарат, адвокатское бюро в течение нескольких судебных заседаний разбираться в его вопросе, консультировать истца, разъяснять, в чем именно заключается его недобросовестность и почему  районный суд, апелляционная инстанция ему отказали. Это в то время, когда и суды, и юристы перегружены действительно серьезными делами.

В данном случае ущерб, который нанес истец, выразился в пустой трате рабочего времени со стороны госаппарата и ответчика.  

Подробнее смотрите видео в СМИ, спасибо 41 каналу:

Адвокат в Екатеринбурге

   Запрет на злоупотребление правом распространяется на различные правоотношения. Добросовестность субъектов всегда предполагается, но никто не застрахован от столкновения с злоупотреблением.

   Лучше не иметь подобных намерений и заранее консультироваться с нашими опытными юристами АБ «Кацайлиди и партнеры» о перспективах ваших требований, заранее получать юридическую оценку вашего дела, чтобы защищая свои права, самому не стать объектом судебного разбирательства.

Что такое злоупотребления процессуальными правами со стороны адвоката - советы опытного юриста

Автор статьи:

© адвокат, управляющий партнер АБ «Кацайлиди и партнеры»

А.В. Кацайлиди

Адвокатов наказывают за злоупотребление правом на защиту

14.01.2020 20:16:00

Принцип состязательности предполагает аналогичный подход к обвинению и следствию

Что такое злоупотребления процессуальными правами со стороны адвоката - советы опытного юриста Фото pixabay.com

Суды стали часто использовать понятие «злоупотребление правом на защиту» против активности адвокатов. Данный термин нигде в законе не закреплен, есть лишь разъяснение Верховного суда (ВС) РФ.

В Федеральной палате адвокатов (ФПА) полагают, что для баланса следовало бы определиться и со «злоупотреблением правом на обвинение», скажем, когда необоснованно применяется мера пресечения в виде ареста.

Один из классических примеров злоупотребления со стороны обвинения уже оспаривается в Конституционном суде (КС). Речь идет о нормах, позволяющих расследовать уголовное дело в течение нескольких лет.

Понятие «злоупотребление правом на защиту» ВС ввел в 2015 году.

В постановлении пленума было отмечено, что «суд может не признать права обвиняемого на защиту нарушенным в тех случаях, когда отказ в удовлетворении ходатайства либо иное ограничение в реализации отдельных правомочий обвиняемого или его защитника обусловлено явно недобросовестным использованием ими этих правомочий в ущерб интересам других участников процесса».

Однако судьи и прокуроры стали применять это понятие всякий раз, когда адвокат проявлял нежелательную для них активность. Чтобы уравновесить нарушенный баланс, как раз и предлагается развивать концепцию «злоупотребления правом на обвинение», чтобы превратить ее в действующую норму закона.

Читайте также:  Судебное представительство - советы опытного юриста

«Понятие «злоупотребление правом на защиту» недавно вошло в судейский обиход. УПК с таким определением не знаком», – подтвердил «НГ» советник ФПА Нвер Гаспарян.

При этом он напомнил о постановлении КС от 17 июля 2019 года, в котором под этим понимается использование подсудимым и его защитником своих полномочий во вред конституционным правам иных участников судопроизводства (потерпевшего, прокурора).

Однако, по его словам, суды, как правило, считают злоупотреблением заявление многочисленных ходатайств, отводов, неявка в судебные заседания под различными предлогами, что нарушает разумные сроки судебного разбирательства и дезорганизует его ход.

Проблема в том, что определение само по себе носит общий характер и позволяет при определенных обстоятельствах любую процессуальную активность защиты расценивать как злоупотребление правом.

«Это дает возможность суду в некоторых случаях удалять адвоката-защитника из суда, заменять его по соглашению на другого адвоката по назначению суда, отказывать в удовлетворении ходатайств и т.д.

», – пояснил Гаспарян «НГ».

По его мнению, если введено понятие «злоупотребление правом на защиту», то логично, чтобы в состязательном и равноправном процессе было зеркальное понятие «злоупотребление правом на обвинение».

Тем более что фактов и разновидностей такого злоупотребления гораздо больше, поскольку представители обвинения наделены серьезными властными полномочиями: «Оно может проявляться в необоснованном отклонении следователем аргументированных ходатайств стороны защиты, в использовании заключения под стражу как способа вынудить обвиняемого признать вину». Или, к примеру, в не ограниченных сроками проверках сообщений о совершении преступлений либо расследовании уголовных дел.

Именно эту практику адвокаты сейчас и пытаются оспорить в КС.

«Нами оспаривается совокупность процессуальных норм УПК, которые позволяют следователю и его начальнику не продлевать сроки предварительного следствия, (которые ограничены, как правило, годом), а используя другие нормы, расследовать уголовные дела годами, нарушая тем самым конституционные права граждан», – сообщил Гаспарян.

Для этого следователь по договоренности с начальником приостанавливает следствие, а тот отменяет это постановление, после чего следователю добавляется месяц. Такие манипуляции повторяются вновь и вновь. Например, по делу, которое сейчас ведет адвокат, они повторялись 16 раз, в результате чего человек провел в СИЗО более трех лет.

Адвокат Борис Золотухин заявил «НГ», что попытка введения понятия «злоупотребление правом на защиту» без определения четких критериев порождает судебный произвол. Закон, скажем, не допускает такую меру воздействия на адвоката, как удаление из зала судебного заседания.

Злоупотребление правом на обвинение – это проблема, с которой приходится сталкиваться часто, сказала «НГ» адвокат, партнер адвокатского бюро «ЗКС» Дарья Шульгина. По ее словам, примером тому служит перевод гражданско-правовых отношений в уголовную плоскость, используемый как способ давления на лиц, привлекаемых в качестве обвиняемых.

«У защиты права, которыми они могут пользоваться и, как следствие, злоупотреблять по сравнению с правоохранительными органами, практически отсутствуют», – подчеркнула Шульгина. 

ошибки адвокатов в судах | КОЛЛЕГИЯ АДВОКАТОВ ГОРОДА СИМФЕРОПОЛЬ

Говорить по делу, не задавать лишних вопросов, не ссориться с оппонентами, забыть о ссылках на Конституцию и собственных регалиях. И главное – хорошо подготовиться к процессу. Партнеры ведущих юридических фирм и известные адвокаты рассказали «Право.ru», как вести себя в зале суда, чтобы не навредить клиенту, какие юристы вызывают наибольшее уважение у судей и какие фразы ни при каких обстоятельствах не должны произноситься в ходе заседания.

Вадим Клювгант, адвокат

Анатолий Кучерена, адвокат

Андрей Гривцов, адвокат

  «Прошу отложить судебное заседание, поскольку было недостаточно времени для подготовки к процессу»

Нельзя быть не готовым к процессу, а тем более говорить об этом. Подобная неготовность сразу бросается в глаза, характеризует юриста с непрофессиональной стороны, резко понижает уровень доверия как со стороны клиента, так и со стороны других участников процесса.

Публичные утверждения о неготовности к процессу, просьбы отложить заседание по этому основанию всегда вызывают резкую реакцию у судьи, других участников процесса, которые при планировании своего рабочего графика исходят из того, что их коллеги не могут подвести и сорвать заседание.

Что делать: Готовиться, готовиться и еще раз готовиться. Тщательно изучать материалы дела, выписывать ключевые доказательства, составлять перечень вопросов для каждого свидетеля.

Каковы бы ни были ваша скорость реакции на то, что происходит в судебном заседании, и общий теоретический уровень, без подготовки к конкретному процессу не обойтись. Методы подготовки могут быть различными и зависят от индивидуальных особенностей каждого юриста.

Кто-то любит выписывать отдельные тезисы своих выступлений, кто-то пишет выступления целиком, кто-то держит все в голове. Но в любом случае ни один юрист, именующий себя профессионалом, не может проявить неподготовленность к процессу.

 Нельзя недооценивать своих процессуальных оппонентов, думать о них пренебрежительно, а тем более говорить об этом в судебном заседании. Недооценка процессуального оппонента, недостаточное прогнозирование его доводов ведет к поражению, поскольку в какой-то момент вы окажетесь не готовы к ответу на внезапно использованный противником аргумент.

 Что делать: Всегда исходить из того, что ваш процессуальный оппонент умнее вас, стараться оценивать доказательства по делу не только со своей позиции, но и с позиции противоположной стороны.

В процессе подготовки к заседанию следует в какой-то момент постараться начать думать, как процессуальный оппонент, поставить себя на его место, придумать за него все возможные аргументы и эти же аргументы уже от себя разбить.

 Нельзя проявлять неуважение к суду и оппонентам, переходить в споре на личности, употреблять любые выражения, которые хоть сколько-нибудь умаляют честь и достоинство другого лица. Этим, казалось бы, основополагающим правилом многие юристы пренебрегают, считая, что в процессуальном споре допустимы любые аргументы.

Любое проявление неуважения к процессуальному противнику, а тем более к суду, не может не вызвать ответную реакцию, повлияв на объективность принятого по делу решения.

Результатом станет не оценка ваших юридических аргументов, а оценка вашей личности, которая может сказаться и на судьбе клиента, что абсолютно недопустимо.

 Что делать: Ответ на этот вопрос есть в законодательстве об адвокатуре: во всех случаях проявлять честь и достоинство, присущие профессии. Уверенно выдерживать и отстаивать собственную процессуальную позицию, не опускаясь до склок, скандалов, выкриков, оскорблений других участников процесса.

Вести себя уважительно по отношению к суду и оппонентам, вселять в них уважение как к вам, так и к отстаиваемой вами позиции, никогда не забывая, что в дальнейшем любой участник процесса и даже судья может стать вашим клиентом.

Кстати, подобные клиенты, которые обращаются к вам по результатам оценки вашей работы в другом процессе, являются лучшим признаком профессионального признания.

Анна Грищенкова, партнёр КИАП:

 «Как я вам уже сказал…»

Да, иногда судья задает вопросы и уточнения по обстоятельствам, которые уже освещены юристом. Могут быть различные причины, зависящие как от юриста (недостаточно четко объяснил), так и от судьи (не услышал, не понял, забыл). Задача юриста – не демонстрировать суду свое превосходство и «ошибки» суда, а донести позицию клиента так, чтобы судья не только понял, но и запомнил.

Те юристы, которые сами выступают в роли арбитров в третейском разбирательстве, начинают с большим сочувствием и пониманием относиться к судьям государственных судов, перегруженным работой.

Никогда не надо перебивать судью.

Юристу может казаться, что он уже понял вопрос, и он может начать отвечать, не дослушав судью. Иногда бывает, что вопрос суда сложный, и юрист, перебивая, неосознанно надеется его избежать.

Следует внимательно и спокойно дослушать судью до конца – даже если вопрос или замечание растянулись на несколько минут. Ответить по возможности четко и кратко. Для этого до заседания необходимо продумать, о чем может спросить суд.

 Наибольший эффект дает «двустороннее признание» – когда негативные вещи имеют обратные позитивные преимущества (как пример из рекламы – «наш ресторан маленький, но зато уютный»). Если речь идет о замечании суда, с которым юрист не согласен, начинать лучше со слов «да, и…» и дальше переходить к опровержению. В таком случае не будет возникать напряжения и конфликта между юристом и судьей.

Евгений Шестаков, управляющий партнер «Интеллект-С»:

 «Читайте мою жалобу, там все написано. – У меня нет такой обязанности вам это давать/говорить. – Вы вообще Гражданский кодекс читали? – Вы точно профессиональный представитель? – Это знает каждый студент!»

Процессуальное хамство – признак непрофессионализма.

Например, отказ дать стороне копию документа, которого у неё нет, если она просит, мотивируя отправкой всех документов почтой или правом на ознакомление с делом.

Такое поведение не демонстрирует знание процессуального права, а указывает на неадекватность стороны или на слабость правовой позиции и расчёт на то, что другая сторона не успеет подготовить контрдоводы.

  •  Нельзя обращаться к арбитражному суду «Ваша честь», а также говорить «дОговор», «ходатАйство» – все это кровь из ушей, первичные признаки непрофессионализма.
  •  Избегайте разговоров за жизнь и рассказа истории конфликта, «начиная с первобытно-общинного строя».
  •  Глупо ссылаться на выступления Президента перед Федеральным собранием или на внешнюю политику: «Удовлетворяя иск американской компании, вы льёте воду на мельницу мирового империализма».
  • Марина Костина, адвокат ЮГ «Яковлев и Партнеры»:
  •  «Уважаемый суд, оппонент обманывает или вводит суд в заблуждение!»
  • Такая формулировка может быть оценена как голословное утверждение, а чем больше таких утверждений, тем меньше внимания суда к ним.
  •  «Уважаемый суд, позиция оппонента противоречит представленным в материалах дела фактам».
Читайте также:  Адвокат по семейным спорам - советы опытного юриста

Немаловажно будет назвать, каким именно, указав при этом листы дела, где они находятся. Подобное утверждение позволит оценить ваши доводы как более убедительные.

Максим Кульков, управляющий партнер «Кульков, Колотилов и партнёры»:

 Не надо обращаться к своим оппонентам, тем более спорить с ними.

 Главный адресат всех ваших выступлений и реплик – это судья или председательствующий судья, если дело слушает коллегия. Именно до него надо донести всю необходимую информацию. Нет смысла доносить ее оппоненту, это даже вредно.

Если он поймет вашу мысль, вряд ли раскается и признает иск или откажется от него.

Оппонент начнет думать над контраргументом, держите его в неведении! Исключением может быть подавление хамства с противной стороны, но тогда вы должны быть уверены, что сделаете это лучше, чем судья.

 Не следует чураться представителей другой стороны.

Знакомьтесь с ними, вступайте в контакт, хотя бы пока ждете начала слушания в коридоре суда. Они не ваши враги, они – такие же юристы, как вы, выполняющие свою работу. Во-первых, это поможет снять атмосферу агрессии в зале суда, что однозначно будет оценено судьями. Во-вторых, оппоненты могут рассказать вам много интересного и полезного для вашей позиции по делу.

 Не надо лебезить перед судьями.

Многие думают, что, если встал на задние лапки, то получишь больше уважения со стороны суда. Это не так. Судьи не любят хамства и высокомерия, но уважают твердую, уверенную и спокойную позицию юриста. Бывают исключения, но это к психиатру.

 Не стоит ни читать с листа, ни учить речь. Первый вариант скучен, второй – неубедителен.

 Готовьте тезисы или скелет выступления как шпаргалку, но не более. Чем живее речь, тем больше убедительности. Лучше повторить позицию другими словами, которые будут легче всего восприниматься данным судьей исходя из его психологии.

Владимир Ефремов​, юрист, автор блога caselaw.today:

 «Нам ничего не известно о фактических обстоятельствах дела, но мы ведь уже представили все необходимые доказательства».

Действительно, зачастую представленных доказательств бывает достаточно для рассмотрения дела, и суды транслируют формальный подход к их изучению, однако игнорирование представителем фактических обстоятельств, связанных с предметом спора, может сильно ослабить позицию, а при неоднозначности дела сыграть ключевую роль при принятии решения.

 «В рамках исполнения договора были осуществлены услуги/работы, что прямо подтверждается представленными доказательствами, но на вопросы о технической составляющей и методах их выполнения смогут ответить только профильные специалисты». Помните: осведомленность представителя о фактах и обстоятельствах, а не только о представленных суду документах, являются дополнительным подтверждением добросовестности представленной позиции.

Сергей Гришанов, «Коблев и партнёры»:

 «Я, как соавтор закона такого-то, утверждаю, что при его написании имелось в виду …, что, конечно, не могло быть известно моему оппоненту».

Подобная фраза абсолютно недопустима и, как правило, навлекает больший позор в случае проигрыша на ее автора. Правильной, или корректной, альтернативы пустой браваде, на мой взгляд, не существует. В процессе не стоит ссылаться на «богатую практику», а равно на ученые степени, звания, титулы и опыт, подчеркивающие снисходительное отношение к оппоненту.

Андрей Князев, управляющий партнёр «Князев и партнёры»:

 «Согласно статье … Конституции РФ…»

В юридических кругах сложилось, что ссылки на основной закон – моветон. Также не стоит цитировать статьи и комментарии к статьям развернуто: достаточно ссылок на конкретные статьи закона без их разъяснения суду.

Кроме того, не стоит повторять более двух раз даже основополагающие тезисы своей речи. Основные тезисы и мысли, которые вы хотите донести суду, все равно должны быть в письменном виде приобщены к делу (заявления, показания, ходатайства и т. д.)

Евгений Жилин, партнер QUORUS :

 Не стоит умалять достоинство судьи, даже если он/она неправы. Судья – главный дирижер процесса, и юристу полезно это помнить.

Не стоит сомневаться в сказанном, даже если по сути это неверно. Иногда напор и уверенность в своей правоте помогают больше, чем точное цитирование законов и судебной практики.

 Не стоит также припасать аргументы «на потом», лучше сразу обозначить всю палитру ходатайств и аргументов по делу. Тактика партизанской войны, как правило, не помогает в российском суде.

Ирина Кондратьева. ПРАВО.РУ

Проблемы профессиональной этики адвоката

Утверждение норм адвокатской этики в повседневной практике — процесс сложный и длительный. Этические нормы эффективны только тогда, когда становятся внутренним законом для каждого посвятившего себя адвокатуре.

Споры об адвокатской этике восходят к временам становления самой адвокатуры. Предлагаемая вашему вниманию статья руководителя Научно-методического центра Федеральной палаты адвокатов РФ доктора юридических наук, профессора, заслуженного деятеля науки РСФСР А.Д. Бойкова посвящена этой вечной теме и имеет прямое отношение к ожидаемому пересмотру Кодекса профессиональной этики адвоката.

Достоинство частного человека — есть личное достояние;достоинство адвоката — есть достояние всего сословия.

М. Малло.Правила адвокатской профессии во Франции

На протяжении многих веков существования адвокатуры, начиная с Древнего Рима и Афин, ведутся поиски нравственных критериев оценки как ее деятельности, так и ее представителей.

Почему нравственные оценки для адвокатуры более важны, чем для многих государственных институтов, включая суды, которые по определению должны быть вершителями справедливости? Ответ на этот вопрос связан со спецификой правового и социального статуса адвокатуры.Вся история адвокатуры есть история ее самоутверждения, борьбы за признание государством и обществом.

Если авторитет государственных учреждений опирается на властные полномочия и поддержку всего государственного аппарата, то авторитет адвокатуры имеет одну опору — общественное доверие.Признание государства означало обеспечение легитимности института адвокатуры, формирование ее правового статуса и утверждение независимости от администрации (магистратуры).

Признание общества связано с завоеванием адвокатурой уважения. Высокого престижа адвокатуры в глазах общества можно добиться только нравственной безупречностью и слова, и дела. Это особенно важно в условиях российской действительности и русского менталитета, для которого совесть всегда была выше закона, а личная порядочность и обязательность — выше профессиональных знаний.М.

Малло в книге, упомянутой в эпиграфе, наставляет: «Честности адвокату мало. Он должен доводить ее до щепетильности: Безумие и бесчестье искать средства, как обойти закон или выиграть неправое дело: Избегайте всяких бесчестных средств в защите, консультациях, во всяких деловых отношениях». Цитируя правила, изложенные советом адвокатской корпорации Франции еще в 1820 г., М.

Малло приводит принципы, оберегающие честь адвокатуры: умеренность, бескорыстие, честность.Нынешний читатель спросит: разве эти же принципы не обязательны для любого государственного чиновника, общественного деятеля, политика? Конечно, обязательны! Но применительно к адвокатуре они наполняются особым смыслом и содержанием.

Адвокат и в суде, и в гражданских сделках выступает в роли поверенного, т.е. лица, которому доверяют. Доверие надо уметь и заслужить, и оправдать, а для этого есть только один путь — путь честного выполнения профессионального долга.

Однако есть и еще одно важное обстоятельство, привлекающее внимание к адвокатской этике — это многообразие и сложность отношений, в которые вступает адвокат при выполнении профессиональных обязанностей. Отношения эти не всегда поддаются правовому контролю, нередко их единственным регулятором оказываются нормы нравственности.В советское время вплоть до начала 70-х годов XX в.

вопросы профессиональной этики в научной литературе практически не затрагивались. Господствовала точка зрения, что в условиях социализма нет социальной базы для корпоративной этики. Принятая ХХII съездом КПСС обновленная программа партии включала Моральный кодекс строителя коммунизма, который должен был охватить все сферы нравственных отношений*(1).

И все же в первой половине 70-х годов стали появляться серьезные работы, посвященные адвокатской и судебной этике, а несколько позже — и этике учителя, офицера, журналиста, ученого. Возрождалась врачебная этика, хирургическая деонтология. Нетрудно заметить, что поиск специфики нравственных отношений был ориентирован на те профессии, сферой воздействия которых являлось человеческое сознание.

В ряду регуляторов общественных отношений мораль занимает важное, если не решающее место.

Если право, подкрепленное государственным принуждением, выступает часто как некая навязанная человеку система норм, далеко не всегда им одобряемая и исполняемая, то мораль, формируемая естественным путем, органичнее входит в духовный мир человека и имеет, следовательно, определенные преимущества перед правом.

Термины «этика», «мораль», «нравственность» и в литературе, и в законодательстве употребляются не всегда корректно. Понятием этики часто подменяют свод нравственных норм, а как морально-нравственные нередко обозначают проблемы этики. Это требует уточнения понятий, приближения их содержания к традиционно принятому в философской литературе. Этика — раздел философской науки, предметом которого являются обычаи, нравы, поведение, иначе говоря — мораль, нравственность (последние два понятия употребляются как идентичные).Этическое учение наряду с общими представлениями о добре и зле, совести, справедливости, долге и других ценностях нравственного сознания включает также и нормативную часть, регулирующую конкретные акты поведения. Классификация нравственных норм связана с понятием этических принципов.Судопроизводство детально регламентировано нормами процессуального права, но это не означает, что мораль как разновидность социальных норм и как форма общественного сознания вытеснена из судопроизводства.

Читайте также:  О брачном договоре - советы опытного юриста

Одна из первых попыток показать значение нравственных требований для правосудия принадлежит А.Ф. Кони, который в нравственности искал средство «оградить суд от порчи», противопоставить казенному равнодушию чуткое отношение к человеку, способствовать развитию «истинного и широкого человеколюбия на суде»*(2).

Хотя и со значительными перерывами, вопросам судебной этики как учению о нравственных идеалах, принципах и нормах, определяющих нравственное содержание деятельности участников судопроизводства, уделяли все более пристальное внимание и правоведы — как теоретики, так и практики.В научной этике как части философского учения появляется раздел этики профессиональной.

После длительных дискуссий пришло понимание того, что профессиональная мораль не есть некая корпоративная мораль, ставящая одну социальную группу над другой, защищая сословные привилегии, отгораживающая нравственным барьером представителей одной профессии от остального мира.

Напротив, профессиональная мораль дополняет, развивает, конкретизирует общечеловеческую мораль, воплощенную в нормах нравственности. К представителям той или иной профессии она предъявляет специфические и нередко повышенные моральные требования.

Адвокатская этика является частью судебной этики, привлекающей внимание в силу многозначности и остроты коллизий, возникающих в практике адвоката-защитника и адвоката-представителя.О том, что уголовная защита представляет особые поводы для предъявления требований, почерпнутых из области нравственности, отмечал еще А.Ф. Кони.

Необходимо подчеркнуть, что адвокатская этика вовсе не ставит перед собой целей оправдания отступлений от правды и объективности. Она осуждает ложь, крючкотворство, заведомые передержки.

И только она может дать адвокату оружие большой социально полезной силы, уберечь начинающего специалиста от глубоких разочарований, подсказать пути истинного морального удовлетворения профессиональной деятельностью.Нравственное воспитание молодых специалистов (будь то юрист, медик, педагог иди ученый) имеет не меньшее значение, чем вооружение их определенной суммой специальных знаний.

Именно профессиональная этика в наибольшей степени способна помочь решению этой проблемы.Сказанное позволяет выделить следующие объективные предпосылки специфики профессиональной этики:а) наличие своеобразных условий для реализации общих предписаний морали. Эти условия определены характером трудовых отношений, в частности характером объекта трудового воздействия.

Действие этих условий таково, что существенно меняются последствия соблюдения или несоблюдения той или иной общей моральной нормы, определяя меру ответственности члена профессионального коллектива перед коллективом и обществом;б) наличие неповторимых, свойственных только данной профессии ситуаций, приводящих к возникновению специфических норм нравственности.

(Таковы, например, взаимоотношения защитника и обвиняемого, рождающие нравственную коллизию между общественным долгом в обычном понимании и профессиональным долгом, обязывающим к соблюдению так называемой адвокатской тайны, интересов доверителя и т.п.) Эти нормы не могут перерасти в общеморальные принципы в силу их частного, нетипичного для общества в целом характера.

Но они и не противоречат общим принципам морали, поскольку ими опосредуются объективно необходимые отношения, отвечающие общественным интересам;в) особенности содержания профессионального долга как этической категории.

Здесь необходимо видеть специфику целей деятельности представителя той или иной профессии, морально допустимые средства достижения целей, специфику нравственного идеала и нравственных стимулов.В Положении об адвокатуре РСФСР от 20 ноября 1980 г. были сформулированы основные требования, предъявляемые к адвокату.

Адвокат должен быть образцом моральной чистоты и безукоризненного поведения, обязан постоянно совершенствовать свои знания, повышать свой идейно-политический уровень и деловую квалификацию, активно участвовать в пропаганде права.

Новый Закон об адвокатской деятельности более прагматичен, но и он обязывает адвоката постоянно совершенствовать свои знания, повышать квалификацию, соблюдать Кодекс профессиональной этики.

Сохранились нормы о недопустимости принимать поручение об оказании юридической помощи в случаях, когда в расследовании и решении дела принимает участие должностное лицо, с которым он состоит в родственных отношениях, либо когда он по данному делу ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам лица, обратившегося с просьбой о ведении дела, или участвовал ранее в деле в качестве судьи, следователя, прокурора, лица, производившего дознание, свидетеля, эксперта-специалиста, переводчика или понятого (ст.6, 7). Эти правовые нормы, как видим, в значительной мере раскрывают и содержание профессионального долга адвоката.Нравственными чертами адвоката должны быть объективность, глубокое уважение к закону и интересам правосудия. Для защитника, положение которого осложнено тем, что он связан интересами обвиняемого, должно быть одинаково чуждо как оправдание его за счет умаления социальной опасности преступления, так и преждевременная сдача позиций без борьбы, без использования всех возможностей, предоставленных ему законом.Стремление адвокатуры к нравственному самоочищению прослеживается на протяжении всей ее истории и выражается чаще всего в попытках создания этических кодексов профессии, укрепления ее нравственных начал, в том числе с помощью процедуры торжественной присяги.Дореволюционный российский адвокат, вступая в сословие, клялся «не писать и не говорить на суде ничего, что могло бы клониться к ослаблению… доброй нравственности, но честно и добросовестно исполнять обязанности принимаемого на себя звания». Однако практическая деятельность присяжной адвокатуры далеко не всегда укладывалась в эти заповеди.В 1908 г. Союз американских адвокатов опубликовал Правила профессиональной этики. Этот обширный документ, состоящий из 70 параграфов, предложил этические рекомендации адвокату, кажется, на все мыслимые случаи, которые могут возникнуть в профессиональной практике. Речь в них идет о тактичном отношении к суду и коллегам, о добросовестном отношении к обязанностям, о честности и откровенности, об умеренности в притязаниях на вознаграждение и т.д.Но существование этих правил не спасает буржуазную адвокатуру от моральной деградации. По свидетельству буржуазных же авторов, стоимость услуг адвокатов непомерно возросла, и адвокат давно превратился в активного участника торговли правосудием. Такая опасность подстерегает и нашу отечественную адвокатуру, получившую право взимания с клиента ничем не ограниченного гонорара. В основе этого права лежит добровольно заключаемое соглашение сторон, однако едва ли во всех случаях можно говорить об их равенстве. Вопрос контроля гонорарной практики органами адвокатского самоуправления приобретает и в наших условиях актуальное значение.Эдвард Пэрри в своих советах опытного адвоката начинающему приводит семь принципов защиты, которые можно было бы только приветствовать (честность, мужество, трудолюбие, остроумие, красноречие, рассудительность, чувство товарищества), если бы не поясняющие их сентенции. О торжестве справедливости как нравственной цели деятельности Э. Пэрри не упоминает, а качества «идеального» адвоката, пропагандируемые Пэрри, вызывают удивление: «Лучше быть сильным и неправым, чем правым и слабым», «Хороший адвокат — это великий актер» и т.п. Такие нравственные установки могут быть выработаны только в погоне за успехом, достижение которого якобы оправдывает любые средства.Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» ввел присягу адвоката, которая, на наш взгляд, вполне отвечает представлениям о долге адвоката, выработанным отечественной адвокатурой. «Торжественно клянусь честно и добросовестно исполнять обязанности адвоката, защищать права, свободы и интересы доверителей, руководствуясь Конституцией Российской Федерации, законом и Кодексом профессиональной этики адвоката» (ст.13).Нравственные кодексы адвокатской профессии разрабатывались во многих странах (в Польше — 1970 г., в Венгрии — 1972 г., в Литве 1974 г. и др.). Принимались они и отдельными коллегиями России.Все эти кодексы представляют несомненный практический интерес, однако в научном плане вызывают замечания: в них не всегда обосновываются специфические нормы нравственности, многие из них декларативны и общи, повторяют или существующие правовые предписания, или просто нормы общечеловеческой морали.

Представляется, что адвокатская этика в ее прагматической части может быть рассмотрена как нормативная система с внутренней согласованностью предписаний, имеющая определенную структуру. Структура адвокатской этики должна включать в себя, на наш взгляд, общие и частные нравственные требования, регулирующие следующие комплексы отношений:

  • а. отношения адвокатских коллективов и отдельных адвокатов с гражданами, учреждениями и организациями
  • б. отношения адвокатских коллективов и адвокатов с правоохранительными органами и их должностными лицами
  • в.отношения внутри адвокатских коллективов.

Взаимоотношения адвоката-защитника с подзащитным могут входить во все три комплекса отношений, а их регулирование составляет центральную и основную часть нормативной системы адвокатской этики.Нормы адвокатской этики с точки зрения уровня обобщений могут быть общими и частными.

Общие нормы мы относим к принципам адвокатской морали.Особый интерес представляют нравственные принципы деятельности адвоката-защитника в уголовном процессе.

В юридической литературе предпринималась попытка из разрозненных этических рекомендаций, обращенных к уголовной защите, выделить наиболее общие нормы, носящие характер принципов.

Известный советский ученый-процессуалист Н.Н. Полянский писал в этой связи: «Только защита обвиняемого и ни в каком случае не обличение его, правдивость, профессиональная тайна и независимость от подзащитного таковы, на наш взгляд, четыре начала, определяющие поведение адвоката-защитника на суде»*(3).

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *