Минюст утвердил требования к адвокатскому запросу — советы опытного юриста

Минюст утвердил требования к адвокатскому запросу - советы опытного юриста

Судя по п. 1 ч. 3 ст. 6 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», в перечне полномочий адвоката прописано его право на сбор информации, необходимой для оказания правовой помощи, в том числе право на запрос справок, характеристик и иных бумаг от органов госвласти, местного самоуправления, общественных объединений и иных организаций в порядке, зафиксированном статьей 6.1 настоящего акта. Перечисленные органы и организации в закрепленном порядке обязаны предоставить специалисту требуемые им бумаги или их копии.

Средством реализации правомочия защитника на сбор необходимых сведений считается адвокатский запрос. Исходя из положений актуального законодательства, в частности, ст. 6.

1 вышеупомянутого закона, адвокатский запрос являет собой официальное обращение в органы власти и различные организации, предъявленное по вопросам предоставления справок, характеристик и иных бумаг, нужных для оказания качественных правовых услуг.

Правомочием на подготовку и отправку запроса обладает любой отечественный адвокат, независимо от трудового стажа, специализации и формы адвокатского образования, через которую осуществляется его деятельность.

Все подробности о форме и порядке отправки запроса изложены в Приказе Минюста России от 14.12.2016 N 288. Согласно акту, запрос может быть составлен как на бумаге, так и в электронном виде. Если решено направить запрос в электронной форме, его надлежит заверять квалифицированной ЭЦП.

В действительности подавляющее большинство адвокатских запросов оформляются именно в бумажной форме.

Согласно требованиям вышеназванного приказа Минюста, адвокатский запрос на бумажном носителе может быть написан от руки, изготовлен посредством машинописи, либо может быть изготовлен путём распечатывания при помощи принтера.

Приказ Минюста определяет содержание адвокатского запроса, то есть указывает, какие сведения должны присутствовать в запросе в обязательном порядке, а именно:

  • название и адрес адресата;
  • ФИО и регистрационный номер защитника;
  • название, форму и регистрационный номер адвокатского образования;
  • название документа и регномер;
  • реквизиты контракта;
  • интересующие сведения, процесс их представления и другие данные.

Отметим, что фиксирование в запросе перечисленных в Приказе ФИО клиента и обоснования необходимости направления запроса не является обязательным, что вытекает из решения Верховного Суда РФ от 24.05.2017 N АКПИ17-103.

Приказом Минюста закреплена также форма адвокатского запроса (приложение 1 к Приказу). Согласно Приказу, все адвокатские запросы подлежат обязательной фиксации в журнале регистрации адвокатских запросов, который ведется во всех адвокатских образованиях по форме, также утверждённой данным Приказом (приложение № 2 к Приказу).

По ч. 2 ст. 6.1 рассматриваемого закона, органы и организации, к которым пришел адвокатский запрос, обязаны ответить на него в срок не позже 30 суток. При недостаточности времени для подготовки ответа описанный срок может быть продлён ещё на 30 суток, о чем в обязательном порядке уведомляется защитник.

Отказ в передаче данных может последовать в трёх ситуациях:

  1. при отсутствии запрошенных сведений;

  2. при некорректно составленном запросе или несоблюдении алгоритма его подачи;

  3. если требуемые данные относятся к информации, доступ к которой ограничен (например, являются государственной, коммерческой или банковской тайной).

Следует иметь в виду, что если законодательством для истребования определенных сведений предусмотрен специальный порядок, такие сведения должны быть получены именно в установленном порядке и никак иначе (например, выдача выписок из ЕГРЮЛ и ЕГРИП и т.п.)

За игнорирование запроса закреплена административная ответственность. Исходя из ст. 5.39 КоАП РФ, незаконный отказ в предоставлении информации, просрочка в её предоставлении либо предоставление заведомо некорректных данных влечёт санкцию в виде штрафа в размере от 5 до 10 тысяч рублей.

Сейчас ряд адвокатских образований предоставляют отдельную услугу, заключающуюся в истребовании нужных гражданину сведений путём направления запроса. На первый взгляд, при соблюдении требований и формальностей никакого нарушения в этих действиях нет.

Между тем, как мы указали в начале статьи, адвокатский запрос является лишь средством для реализации одного из полномочий адвоката и по своему содержанию услугой не является.

Формальным основанием для отправки адвокатского запроса является наличие соглашения между адвокатом и его клиентом о предоставлении правовой помощи, реквизиты которого в обязательном порядке указываются в тексте самого адвокатского запроса.

Так, п. 2 ст. 2 Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре» не содержит указание на адвокатский запрос при перечислении видов юридической помощи, оказываемых адвокатом; несмотря на то, что данный перечень не является исчерпывающим, законодатель не случайно поступил именно таким образом.

Ведь адвокатский запрос — лишь инструмент оказания правовой помощи, целью его использования является собирание сведений, получение информации, необходимой для оказания правовой помощи.

Поэтому и направление адвокатского запроса как отдельная услуга, вне оказания адвокатом правовой помощи по конкретному поручению является, на наш взгляд, злоупотреблением адвокатскими полномочиями.

Аналогичным злоупотреблением является, например, предоставление отдельными адвокатами услуги разового посещения обвиняемого в следственном изоляторе для передачи каких-либо сведений без оказания помощи по защите в рамках уголовного судопроизводства.

Помимо сомнительности с точки зрения соответствия закону, направление адвокатского запроса вне оказания правовой помощи сопряжено для адвоката, направившего запрос, с риском быть использованным «в темную», когда полученные на основания данного запроса сведения используются впоследствии для противоправной деятельности.

Полагаем, что вопрос недопустимости направления адвокатского запроса в качестве самостоятельного вида правовой помощи должен быть разрешён в разъяснениях адвокатских палат.

Тем более что косвенно согласие органов адвокатского сообщества с озвученным подходом уже получило своё отражение в решениях по дисциплинарным производствам (например, Адвокатская палата Ставропольского края признала направление адвокатского запроса в период приостановления статуса адвоката малозначительным деянием). Следует признать, что предложения по платному направлению адвокатского запроса не нашли своего повсеместного распространения, такие услуги предоставляются исключительно невостребованными адвокатами и адвокатскими образованиями, готовыми в погоне за копейкой пойти на нарушения адвокатской этики; адвокаты, бережно относящиеся к своей репутации, подобные услуги не предоставляют.

В среднем, стоимость составления и подачи адвокатского запроса варьируется на рынке юридических услуг в размере от 3 до 10 тысяч рублей.

Примечательно, что востребованные и знаменитые юристы и адвокатские образования не содержат в списке предоставляемых услуг отдельную услугу по составлению и направлению адвокатского запроса в целях истребования сведений, нужных доверителю, как и не предоставляют в качестве отдельных услуги по направлению ходатайств или заявлений вне рамок оказания правовой помощи по конкретным делам.

Образец адвокатского запроса:

Минюст утвердил требования к адвокатскому запросу - советы опытного юриста

«Адвокатура – не при министерстве юстиции»

Минюст утвердил требования к адвокатскому запросу - советы опытного юриста Минюст утвердил требования к адвокатскому запросу - советы опытного юриста

ФПА поспорила с Минюстом о независимости

Иллюстрация: Ольга Аверинова

На прошлой неделе Совет Федерации провёл круглый стол о поправках в Закон об адвокатуре. При этом в проекте резолюции мероприятия обнаружился пункт о передаче Минюсту процедуры аттестации адвокатов.

Возмущённые защитники прочитали присутствующим лекцию о важности независимости адвокатуры от государства.

А заодно попросили сенаторов задуматься – хотели бы они себе «государственного» адвоката? Подробности дискуссии – в репортаже «Улицы».

Что, где, когда

28 мая Комитет СФ по конституционному законодательству и госстроительству обсудил возможные поправки в Закон об адвокатуре.

В дискуссии участвовали представители ФПА, Гильдии российских адвокатов, Московской палаты и многих адвокатских образований, а также сотрудники Минюста и аппарата уполномоченного по правам человека.

Модератором круглого стола была Ольга Ковитиди – председатель подкомитета по вопросам судебной власти, прокуратуры, защиты прав и свобод граждан. Напомним, недавно ФПА наградила сенатора знаком «Почётный адвокат России», что возмутило некоторых защитников.

В начале мероприятия Ковитиди обозначила цель встречи: «Определение основных проблем в законодательном регулировании деятельности адвокатов».

После этого сенатор зачем-то процитировала Владимира Путина: «Он говорил, что в современном мире юридическая грамотность или возможность воспользоваться помощью специалистов чрезвычайно важны для людей для обеспечения своих интересов и законных прав».

Завершая вступительную речь, Ковитиди вспомнила, как 35 лет назад сама получала адвокатский статус: «Мы сегодня должны сделать всё, чтобы институт адвокатуры достиг того же величия, которое было в тот период, когда в адвокатуре работали наши учителя».

QR-код для адвоката

Представитель Минюста Инга Миликян повторила недавнее заявление министра Чуйченко о том, что Закон об адвокатуре «не отвечает современным потребностям рынка юруслуг» и не способствует «пополнению корпорации высокопрофессиональными юристами». Вслед за министром Миликян выделила три главные проблемы:

  • ограниченность организационно-правовых форм адвокатских образований;
  • невозможность заключения соглашения между адвокатским образованием и доверителем;
  • невозможность осуществления адвокатской деятельности по трудовому договору.

Для решения этих проблем Минюст готовит пакет поправок, которые планирует внести в правительство уже в конце года. По словам Миликян, законопроект предусматривает:

  • возможность создания адвокатской фирмы;
  • возможность работы адвоката по трудовому договору с адвокатским образованием;
  • создание единого госреестра адвокатов;
  • присвоение статуса адвоката не с момента принятия присяги, а с внесения в реестр;
  • добавление в адвокатское удостоверение QR-кода, по которому можно получить информацию о защитнике;
  • создание реестра электронных ордеров с цифровой подписью.

Вслед за ней выступила представитель аппарата уполномоченного по правам человека Любовь Филипп. Она рассказала, что помощи омбудсмена всё чаще просят сами адвокаты, а не их подзащитные.

Множественные обращения свидетельствуют о наличии такой проблемы, как пренебрежительное отношение к адвокату. Связано это и с необоснованными отказами ходатайств стороны защиты, и со стремлением заставить адвоката работать на следствие. [Жалуются на] стояние в многочасовых очередях в следственные изоляторы, невозможность свидания с подзащитным.

Филипп рассказала, что адвокаты часто предлагают уполномоченному через экспертный совет свои идеи для изменения законодательства.

Недавно защитники попросили разрешить им копировать документы не только в момент ознакомления с делом в порядке 217-й статьи УПК, но и на стадии расследования.

«Это значительно бы облегчило труд адвокатов: не делать выписки, а иметь возможность в XXI веке получить на определённых носителях соответствующую информацию», – завершила свою речь Филипп.

Читайте также:  Как выбрать адвоката по уголовным делам? - советы опытного юриста

Перекосы и перегибы

Неприятным сюрпризом для собравшихся стал проект рекомендаций круглого стола (есть у «АУ»). В пункте 1.1 появилось предложение передать процедуру аттестации адвокатов в Министерство юстиции.

В целях обеспечения получения гражданами качественной и доступной юридической помощи рассмотреть вопрос о подготовке необходимых изменений в законодательство в части передачи процедуры аттестации адвокатов Министерству юстиции.

Вице-президент ФПА Алексей Галоганов заявил, что Закон об адвокатуре и так неплохо работает – и призвал очень осторожно подходить к его изменению. «Мы полагаем, что поправки должны быть очень продуманными – и ни в коем случае не нарушить независимость адвокатуры. Чтобы отношения государства и адвокатуры строились на принципе равных партнёров, на принципе сотрудничества», – сказал Галоганов.

Его коллега, вице-президент ФПА Светлана Володина высказалась резче: она назвала предложение о передаче аттестации абсолютно необоснованным.

«Во-первых, действующая процедура предусматривает, что в квалифкомиссии кроме адвокатов находятся судьи, представители законодательной власти, представители Минюста.

Я была очень много лет членом комиссии – работа в ней показала, что это очень работоспособный орган, который внимательным образом подходит к самым важным вопросам», – защитила коллег Володина.

Вице-президент признала, что между палатой и Минюстом «бывали споры, когда по какому-то дисциплинарному делу министерство считало, что нужно возбуждать, а мы считали, что нет оснований». Однако комиссия как «орган из всех» может решать подобные конфликты, считает Володина.

Какой смысл, какая необходимость сейчас приходить к другой процедуре? Адвокатура – не при министерстве юстиции. Адвокатура – независимая организация. Мы рады, что в наших комиссиях присутствуют представители Минюста и так успешно с нами работают. Мне кажется, здесь достигнут баланс независимости и участия министерства. А озвученное предложение демонстрирует «перекос».

Володина добавила, что сейчас в России нет палат со «стопроцентным приёмом» в адвокаты. «Да, мы с вами знаем единичные случаи – так называемый эффект Пашаева. Но мы делаем всё, чтобы избежать этого эффекта. Адвокатура сама способна избавиться от этих эффектов», – заключила вице-президент ФПА.

Вице-президент ГРА Евгений Корчаго поддержал тезис о недопустимости передачи аттестации в ведение Минюста. «Надо чтобы чиновники на уровне подсознания перестали считать адвокатуру пасынком правосудия.

Потому что каждому из нас, любому из нас, здесь сидящих, рано или поздно – не дай бог, конечно, – может потребоваться адвокат, – пригрозил Корчаго.

– И вот от того, какой это будет адвокат, государственный под Минюстом или независимый, будет зависеть судьба людей».

В итоге пункт о «министерской аттестации» адвокатов решили убрать из проекта.

Министерство адвокатского просвещения

На круглом столе обсудили и другие попытки сделать адвокатуру более «государственной». Володина рассказала о письме, которое она недавно получила от некоего вуза, учреждённого Минюстом.

В нём говорилось, что адвокаты должны учиться, повышать квалификацию и проводить конференции лишь в «министерском» учреждении (по данным «Улицы», речь может идти о Всероссийском государственном университете юстиции). «Приходится в ответе писать, что есть Закон об образовании и мы можем повышать квалификацию везде, где хотим.

Что мы не должны закончить учебное заведение при Минюсте, чтобы стать адвокатом, а можем получить образование везде», – пожаловалась вице-президет палаты. По её словам, от ФПА потребовали, чтобы все их лекторы тоже стали проводить занятия в учреждении при Минюсте.

Если мы 25 лет создавали систему, что, теперь наша задача просто взять и передать её учебному заведению Министерства юстиции? Просто потому что они считают, что это теперь главный вуз страны?

В конце своего выступления Володина предупредила: если министерство решило диктовать, «когда, чему, где и как учиться адвокатам», то она подготовит официальный ответ. В нём она планирует сослаться на нормативные акты, которые говорят о независимости адвокатуры. Впрочем, представитель министерства Инга Миликян тут же ответила, что между её ведомством и ФПА просто возникло «недопонимание».

Адвокатский запрос и адвокатский ордер

29 июн 2017

Обратите внимание, материал старше 2-х лет. Актуальность выводов уточняйте у автора

Минюст утвердил требования к адвокатскому запросу - советы опытного юриста

С 2016 года в закон об адвокатуре внесена отдельная статья (статья 6.1), посвященная адвокатскому запросу. Одновременно в статью 5.39 КоАП РФ добавлена ответственность за непредставление сведений по адвокатскому запросу – для должностных лиц от 1 до 3 тысяч рублей.

Нельзя сказать, что это заставляет всех охотно делиться информацией, но неохотно, как правило, это делают.

Получить нужные сведения или привлечь должностное лицо к административной ответственности можно только в том случае, если адвокатский запрос оформлен в соответствии со всеми требованиями (смотри Приказ Минюста России от 14.12.

2016 N 288 «Об утверждении требований к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса»).

Органы или организации могут отказать в предоставлении сведений, если: — они не располагают запрошенными сведениями; — нарушены требования к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса; — запрошенные сведения относятся к информации с ограниченным доступом в соответствии с законом. Адвокатский запрос должен содержать: 1) наименование, а также почтовый адрес органа государственной или муниципальной власти, объединения или организации, куда направляется запрос;

  • 2) ФИО, регистрационный номер, почтовый адрес, телефон адвоката;
  • 3) реквизиты соглашения об оказании юридической помощи, либо ордера, либо доверенности;
  • 4) наименование адвокатского образования, в котором адвокат осуществляет свою деятельность;
  • 5) наименование «адвокатский запрос», регистрационный номер и дату адвокатского запроса в журнале регистрации адвокатских запросов;
  • 6) указание нормы Федерального закона, в соответствии с которой направляется адвокатский запрос (в преамбуле запроса);
  • 7) ФИО физического лица или наименование юридического лица, в чьих интересах действует адвокат; процессуальное положение лица, в чьих интересах действует адвокат, номер дела;
  • 8) указание на запрашиваемые сведения, в том числе содержащиеся в справках, характеристиках и иных документах;
  • 9) указание на способ передачи запрашиваемых сведений (почтовым отправлением, факсимильной связью, на электронный адрес, на руки);
  • 10) перечень прилагаемых документов (при наличии);

11) подпись адвоката. Адвокатский запрос оформляется на бумажном носителе или в электронной форме (с использованием квалифицированной электронной подписи). Рекомендуемый образец оформления запроса приведен в Приказе Минюста от 14.12.2016 N 288.

В какой процесс или процессуальное действие адвокат может зайти по ордеру? Какие полномочия он осуществляет? Нужна ли доверенность? Эти и другие вопросы возникают на практике при представлении интересов доверителя по ордеру.

Полномочия адвоката регламентируются соответствующим процессуальным законодательством Российской Федерации (пункт 1 статьи 6 Закона об адвокатуре). В случаях, предусмотренных федеральным законом, адвокат должен иметь ордер на исполнение поручения, выдаваемый соответствующим адвокатским образованием.

В иных случаях адвокат представляет доверителя на основании доверенности (пункт 2 статьи 6 Закона об адвокатуре).

Пройдемся по каждому из процессуальных кодексов: — уголовно-процессуальный кодекс – здесь меньше всего вопросов, адвокат вступает в дело в качестве защитника на основании удостоверения и ордера как на стадии предварительного расследования, так и в суде (пункт 4 статьи 49 УПК РФ); — кодекс об административных правонарушениях – тоже не вызывает споров, адвокат действует на основании ордера (пункт 3 статьи 25.5 КоАП РФ); — гражданский процессуальный кодекс, кодекс административного судопроизводства – право выступать в процессе может быть подтверждено ордером (пункт 5 статьи 53 ГПК РФ, пункт 4 статьи 57 КАС РФ), однако ордер не дает исключительных полномочий, предусмотренных статьей 54 ГПК и п. 2 статьи 56 КАС РФ (подавать иск, отказаться от иска и пр.); — арбитражный процессуальный кодекс – давние разъяснения ВАС РФ фактически ограничили возможность представлять доверителей по ордеру в арбитражном суде (вопрос №9 в Информационном письме Президиума ВАС РФ от 13.08.2004 N 82).  Главным плюсом адвокатского запроса по-прежнему выступает то, что его игнорирование дает железные основания для ходатайства перед судом об истребовании доказательств. Возможность привлечь к административной ответственности полезна, но только для принципиальных случаев. Доступ к адвокатскому ордеру делает удобным представление интересов доверителей там, где нет возможности оформить доверенность в простой письменной форме (т.е. везде, кроме арбитражных судов).

Об утверждении требований к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса

  • ОФИЦИАЛЬНЫЕ ПОЗДРАВЛЕНИЯ С ДНЕМ ЮРИСТА
  • Уважаемая Елена Леонидовна!
  • От имени коллектива Управления Министерства юстиции Российской Федерации по Чувашской Республике и от себя лично поздравляю Вас и Ваш коллектив с профессиональным праздником  — Днем юриста — праздником людей, которые посвятили свою жизнь служению Закону, Правде и Справедливости!

Быть юристом — большая честь и огромная ответственность. Именно деятельность юристов позволяет эффективно функционировать юридической составляющей государства. И вне зависимости от сферы, в которой работает конкретный юрист, его работа способствует выполнению этой задачи. Ваша деятельность направлена на обеспечение справедливости и законности в обществе, защиту прав и законных интересов граждан.

Желаю Вам крепкого здоровья, благополучия и дальнейших профессиональных успехов в работе на благо Отечества и преданности великому делу служения Закону!

Начальник Управления Министерства юстиции Российской Федерации по Чувашской Республике Никонова О.Н.

Уважаемая Елена Леонидовна!

От имени Государственного Совета Чувашской Республики поздравляю Вас и всех сотрудников Вашего ведомства с Днем юриста!

Деятельность представителей юридического сообщества многогранна — это защита прав и свобод граждан, обеспечение законности и правопорядка в обществе, развитие и укрепление правовых основ государства. Высокий профессионализм юристов, их принципиальность, приверженность духу и букве Закона являются важным условием повышения правовой культуры граждан, сохранения стабильности в обществе.

Примите искренние слова благодарности за совместную работу и пожелания успехов во всех Ваших начинаниях, доброго здоровья и благополучия!

Председатель Государственного Совета Чувашской Республики Егорова А.Е.

Читайте также:  Налоговые льготы для бизнеса в 2015 году - советы опытного юриста

Уважаемая Елена Леонидовна!

Примите искренние поздравления с Днем юриста!

День юриста — это праздник всех, кто свято дорожит историей своей страны, кто с честью выполняет свой гражданский долг, кто посвятил свою жизнь служению закону, правде и справедливости.

Искренне желаю, чтобы Ваша профессиональная деятельность приносила Вам удовлетворение, служила интересам государства и наших граждан, а затраченные усилия всегда возвращались сознанием выполненного долга.

Пусть Ваша жизнь всегда будет наполнена уважением и поддержкой коллег, теплом и любовью родных и близких, доброго здоровья, мира Вам, добра и благополучия!

Руководитель Государственной службы Чувашской Республики по делам юстиции Сержантов Д.М.

Уважаемая Елена Леонидовна!

От имени Верховного суда Чувашской Республики поздравляю Вас и Ваш коллектив с профессиональным праздником — Днем юриста, а также с наступающим Днем Конституции РФ!

Эти праздники объединяет всех, кто посвятил свою жизнь служению букве Закона, кто обеспечивает защиту прав и интересов граждан. Ведь Конституция — это главный закон государства, залог национального согласия и социальной стабильности России.

Благодаря деятельности всего юридического сообщества страны, формируется высокая правовая культура общества, укрепляется российское государство в целом.

От всей души желаю Вам и Вашим сотрудникам крепкого здоровья, счастья, благополучия, а также дальнейших профессиональных успехов!

Председатель Верховного суда Чувашской Республики Петров А.П.

В форму адвокатского запроса внесены изменения

В зарегистрированном 4 декабря Приказе Министерства юстиции РФ от 30 ноября 2020 г. № 295 содержатся изменения в Требования к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса (далее – Требования).

Согласно поправкам адвокат не обязан указывать в тексте запроса персональные данные своего доверителя и обосновывать, для чего ему необходимы запрашиваемые сведения.

Советник ФПА РФ Сергей Макаров считает абсолютно нелогичным то, что в новой редакции документа неизменным остается требование указания полного (сокращенного) наименования юридического лица, в чьих интересах действует адвокат.

Изменения в Требования были внесены во исполнение Решения Верховного Суда РФ от 24 мая 2017 г. по административному иску адвокатов Андрея Николаева и Ивана Павлова. Они просили признать частично не действующими подп. 5, 11 и 12 п.

5 Требований к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса, утвержденных Приказом Минюста России от 14 декабря 2016 г.

№ 288, а также разделы рекомендуемого образца адвокатского запроса, утвержденного Приложением № 1 к Требованиям.

Истцы указывали, что требование приводить в адвокатском запросе обоснование получения запрашиваемых сведений и раскрывать данные доверителя без его согласия противоречит как Федеральному закону «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», так и Федеральному закону «О персональных данных». Они отмечали, что в связи с нарушением требований профильного закона адвокат может быть привлечен к дисциплинарной ответственности.

Минюст России возражал против требований истцов, однако Верховный Суд РФ согласился, что предписания подп. 11 п. 5 Требований в той части, в которой они возлагают на адвоката обязанность во всех случаях указывать в адвокатском запросе Ф.И.О. физического лица, в чьих интересах действует адвокат, не соответствуют Федеральному закону.

Верховный Суд РФ также указал, что подп. 12 п. 5 Требований, которым установлено, что адвокат обязан при необходимости приводить обоснование получения запрашиваемых сведений, не соответствует ч. 5 ст. 8 Закона об информации, информационных технологиях и о защите информации.

Еще в июне 2018 г. Минюст сообщил, что он готовит поправки к Требованиям, отвечающие решению Верховного Суда РФ. В подп. 11 п. 5 предлагалось уточнить, что указывать Ф.И.О.

доверителя следует «в случае его согласия на указание этих данных, если иное не установлено законодательством Российской Федерации о персональных данных». Предлагалась также новая редакция подп. 12 п.

5 – «указание на запрашиваемые сведения, в том числе содержащиеся ‎в справках, характеристиках и иных документах», исключавшая указание о том, что при необходимости адвокат прикладывает обоснование получения запрашиваемых им сведений.

Принятый и утвержденный в окончательной редакции приказ о внесении изменений в Требования в основном соответствует обнародованному два года назад проекту. Однако в тексте появились также технические поправки – в подп. 7 и подп. 13 п. 5 Требований слова «электронный адрес» заменены словами «адрес электронной почты».

Советник ФПА РФ, доцент МГЮА Сергей Макаров констатировал, что «один из основных подзаконных законодательных актов, имеющих отношение к адвокатской деятельности – Приказ Министерства юстиции России № 288 от 14 декабря 2016 г.

“Об утверждении требований к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса” – с прошлой недели действует в новой редакции».

Он отметил, что «наряду с техническими изменениями (замена фразы «электронный адрес» на фразу «адрес электронной почты»), в Требования внесены содержательные изменения и дополнения – во исполнение Решения Верховного Суда РФ от 24 мая 2017 г. № АКПИ17-103 от 26 июля 2017 г.

, которым были признаны недействующими со дня вступления решения в законную силу подп. 11 п.

5 Требований к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса в той мере, в какой он возлагает обязанность при направлении адвокатского запроса указывать фамилию, имя, отчество (при наличии) физического лица, в чьих интересах действует адвокат, при отсутствии его согласия на указание этих данных, если иное не установлено федеральным законом, и подп. 12 п. 5 Требований к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса в части, устанавливающей, что адвокатский запрос должен содержать при необходимости обоснование получения запрашиваемых сведений».

Комментируя новый приказ министра юстиции, Сергей Макаров подчеркнул, что «указанное Решение Верховного Суда РФ выполнено ювелирно: изменения, внесенные в подп. 11 и 12 п. 5, направлены ровно на исполнение этого решения.

Прежде всего, это видно при ознакомлении с новой редакцией подп. 11.

Вопреки существовавшему в нашем сообществе пониманию решения Верховного Суда РФ, что указание фамилии, имени и отчества физического лица, являющегося доверителем адвоката, в целях сохранения адвокатской тайны в принципе не должно отражаться в адвокатском запросе, Верховный Суд всего лишь обусловил возможность указания данных о доверителе необходимостью получения согласия самого доверителя на это. Именно в таком ракурсе сейчас внесены дополнения в подп. 11 п. 5 Требований к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса: он дополнен фразой “(в случае его согласия на указание этих данных, если иное не установлено законодательством Российской Федерации о персональных данных)”».

Сергей Макаров обращает особое внимание на то, что «и в изначальной редакции этой нормы (подп. 11 п. 5), и в ее новодействующей редакции неизменным остается требование указания полного (сокращенного) наименования юридического лица, в чьих интересах действует адвокат.

Это абсолютно нелогичное положение, так как и физические, и юридические лица, которым оказывает юридическую помощь адвокат, в равной степени являются его доверителями, и требование указания наименования юридического лица нарушает адвокатскую тайну, охраняемую законом.

Тем не менее в отношении физических лиц Верховный Суд РФ признал данную норму недействующей, и Министерство юстиции России сейчас внесло соответствующие изменения в нормативный правовой акт, а в отношении юридических лиц данная норма по-прежнему не соответствует Закону об адвокатуре».

В то же время, отмечает советник ФПА РФ, «новая редакция подп. 12 п. 5 Требований к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса устранила несоответствие указанной нормы Закону об адвокатуре».

Источник: ФПА РФ

Вс запретил отказывать адвокатским запросам без причин

Верховный суд вновь поддержал возможность защитников обращаться в инстанции с адвокатским запросом: высшая инстанция отметила, что адвокатам нельзя отказывать в предоставлении сведений, не указывая причин. 

Примечательно, что высшая инстанция разбирала спор адвоката с крымским судебным департаментом.

Суть дела 

До высшей инстанции с жалобой дошёл крымский адвокат, который запрашивал в судебном департаменте информацию об условиях содержания арестованных в Киевском суде Симферополя и Верховном суде Крыма.

В частности, защитника интересовали площадь отдельных камер и размер окон в них, сведения о наличии столов, стульев, огороженного туалета и освещения в помещениях, а также данные о вентиляции и проветривании камер.

Однако судебный департамент ответил на запрос отказом, сославшись на нарушение требований к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса. При этом в письме ведомство разъяснило, что для получения запрашиваемой информации необходимо обратиться непосредственно в суд, а оно не располагает подобными сведениями.

  • Адвокат оспорил действия ведомства в судебном порядке, но получил отказ и в первой, и в апелляционной инстанциях. 
  • Суды исходили из того, что документ истца не в полной мере отвечает пункту 5 требований к форме адвокатского запроса, утвержденной приказом Минюста от 14 декабря 2016 года №288, согласно которому в нем должны содержаться:
  • 1) наименование органа государственной власти, органа местного самоуправления, общественного объединения или иной организации, куда он направляется; 
  • 2) почтовый адрес органа государственной власти, органа местного самоуправления, общественного объединения или иной организации, куда он направляется; 
  • 3) фамилия, имя, отчество (при наличии) адвоката; 
  • 4) регистрационный номер адвоката в реестре; 
  • 5) реквизиты соглашения об оказании юридической помощи, либо ордера, либо доверенности; 
  • 6) наименование адвокатского образования, в котором адвокат, направляющий запрос, осуществляет свою деятельность; 
  • 7) почтовый адрес; при наличии — электронный адрес и номер телефона/факса адвоката, направляющего запрос;
  • 8) наименование документа (адвокатский запрос); 
  • 9) регистрационный номер адвокатского запроса в журнале регистрации адвокатских запросов; 
  • 10) указание нормы Федерального закона, в соответствии с которой направляется адвокатский запрос (в преамбуле запроса); 
  • 11) фамилию, имя, отчество (при наличии) физического лица или наименование юридического лица, в чьих интересах действует адвокат. Процессуальное положение лица, в чьих интересах действует адвокат и номер дела; 
  • 12) указание на запрашиваемые сведения, в том числе содержащиеся в справках, характеристиках и иных документах;
  • 13) указание на способ передачи запрашиваемых сведений; 
  • 14) перечень прилагаемых к адвокатскому запросу документов; 
  • 15) дата регистрации адвокатского запроса; 
  • 16) подпись адвоката, направившего запрос, с указанием фамилии и инициалов.
Читайте также:  Не хотят выплачивать зарплату. что делать? - советы опытного юриста

При этом суд апелляционной инстанции указал, что он учел решение ВС РФ от 24 мая 2017 года, который отменил обязанность указывать фамилию, имя, отчество (при наличии) физического лица, в чьих интересах действует адвокат и разрешил не упоминать эти сведения, если подзащитный не желает их разглашать. Кроме того, высшая инстанция признала незаконным требование об обязательном обосновании получения адвокатом запрашиваемых сведений. Данные положения признаны недействующими со дня вступления решения в законную силу.

  1. Между тем, Верховный суд РФ все равно с позицией коллег не согласился. 
  2. Позиция ВС 
  3. Высшая инстанция напоминает, что в предоставлении адвокату запрошенных сведений может быть отказано в случаях:
  4. 1) субъект, получивший адвокатский запрос, не располагает запрошенными сведениями;
  5. 2) нарушены требования к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса, определенные в установленном порядке;
  6. 3) запрошенные сведения отнесены законом к информации с ограниченным доступом.
  7. При рассмотрении и разрешении настоящего дела защитник ссылался на то, что его запрос в полной мере соответствовал требованиям к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса, определенным в установленном порядке и с учетом поправок от ВС РФ.
  8. Вместе с тем ни в ответе управления судебного департамента, ни в решениях первой и апелляционной инстанций не указано, а каким конкретно требованиям к форме и порядку оформления не соответствует адвокатский запрос заявителя, удивился ВС.
  9. Так, ссылаясь на нарушение пункта 5 требований, суды первой и апелляционной инстанций, между тем, не указали, какое именно из перечисленных в данном пункте требований не исполнил истец в своем адвокатском запросе, указывает высшая инстанция.
  10. При таких обстоятельствах Судебная коллегия по административным делам ВС РФ пришла к выводу, что обжалуемые судебные акты подлежат отмене, а дело направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции в ином составе суда.
  11. Алиса Фокс

лишение статуса адвоката за участие в делах по назначению в обход утвержденного порядка | КОЛЛЕГИЯ АДВОКАТОВ ГОРОДА СИМФЕРОПОЛЬ

Суд счел справедливым лишение статуса амурского адвоката за 54 случая участия в защите по назначению в обход Порядка, утвержденного Советом адвокатской палаты

28 апреля 2017 г. Совет АП Амурской области по результатам рассмотрения дисциплинарного дела в отношении адвоката К. принял решение о прекращении ее статуса в связи с умышленным систематическим нарушением Порядка участия адвоката в защите по назначению, утвержденного решением Совета АП Амурской области.

Как следует из решения Совета, адвокат 54 раза приняла участие в уголовном судопроизводстве в качестве защитника по назначению следственных органов Следственного комитета и УФСБ по Амурской области и Благовещенского районного суда в нарушение установленного Порядка. При этом она не приняла 52 поручения, направленные из Координационного центра, распределяющего дела по назначению.

Адвокат, не согласившись с решением Совета АП Амурской области, обратилась в Благовещенский районный суд с иском о признании этого решения незаконным и необоснованным, о восстановлении статуса адвоката и направлении соответствующих сведений в областное Управление Минюста России.

В своем иске адвокат указала, что считает решение о прекращении ее статуса незаконным и необоснованным, поскольку оно принято без выяснения всех значимых обстоятельств, с искажением приведенных в нем фактов, без учета ее личности, а также принятым необъективно при наличии заинтересованности президента адвокатской палаты в лишении ее статуса в связи с личной неприязнью.

Адвокат К. отметила, что, осуществляя защиту по назначению органов предварительного следствия и суда, вступая в дела на основании постановлений следователя, в полном объеме и добросовестно выполняла возложенные на нее обязательства. Действия, направленные на подрыв доверия к адвокатуре либо порочившие честь и достоинство адвоката, не совершала.

Также она заявила, что не была ознакомлена с решением Совета АП о порядке участия в судопроизводстве по назначению и не знала, что осуществление защиты по назначению, минуя Порядок, может быть расценено как нарушение Кодекса профессиональной этики адвоката.

При этом в исковом заявлении адвокат признала, что участвовала в защите по назначению в нарушение Порядка вынужденно – в связи с финансовыми затруднениями и наличием на иждивении малолетнего ребенка. Объясняя отказы принимать назначение на дела, поступавшие из Координационного центра, адвокат К.

заявила, что большинство заявок либо предполагали участие в суде на 1–2 дня, либо назначались отделами полиции, которые задерживают оплату.

Адвокат К. указала в иске, что считает применение к ней максимального дисциплинарного взыскания несоразмерным совершенному ею проступку и что при принятии решения Совет АП не учитывал, что ранее она не привлекалась к дисциплинарной ответственности и имеет благодарственные письма от доверителей.

Кроме того, адвокат просила признать незаконным и отменить Порядок участия адвокатов в качестве защитников по назначению. По мнению истицы, распределение поручений между адвокатами происходит не в автоматическом режиме, а координатором, тем самым нарушается принцип независимого распределения заявок.

В возражениях на иск представитель АП Амурской области адвокат Татьяна Дёмина указала на необоснованность доводов истицы. Она пояснила, что положения Порядка были доведены до всех адвокатов палаты путем его размещения на сайте адвокатской палаты. При этом каждый адвокат, изъявивший желание работать по назначению, в письменном виде был предупрежден об ответственности за его нарушение.

«До адвоката К., согласно ее заявлению от 16 октября 2014 г.

, под роспись была доведена информация о том, что оказание юридической помощи вопреки утвержденному Советом Адвокатской палаты Амурской области Порядку является нарушением положений ст.

7 ФЗ № 63-ФЗ и влечет возбуждение дисциплинарного производства с последующим применением к адвокату мер дисциплинарной ответственности», – подчеркивается в документе.

По мнению адвокатской палаты, доводы истицы о сложной финансовой ситуации и наличии на иждивении малолетнего ребенка несостоятельны: адвокаты относятся к категории самозанятых граждан и должны принимать на себя не только права и гарантии, связанные с указанным статусом, но и соответствующие обязанности и риски.

Наличие на иждивении малолетнего ребенка у адвоката не оправдывает ее противоправные действия и не освобождает от соблюдения установленных органами адвокатской палаты требований.

А добросовестное исполнение поручений перед доверителями, направившими ей благодарственные письма, в отсутствие нарушений корпоративной дисциплины является повседневной обязанностью адвоката.

Также отмечалось, что отказ адвоката К. принять на себя 52 поручения, распределенные Координационным центром, свидетельствует «об устойчивом нежелании адвоката получать доход в виде вознаграждения за участие в делах по назначению по установленным адвокатской корпорацией правилам».

«Кроме того, деятельность адвоката не должна сводиться исключительно к работе по назначению, так как он может осуществлять свою деятельность и на основании заключенных соглашений с доверителями, не ставя себя тем самым в финансовую зависимость от материальной обеспеченности следственно-судебных органов», – подчеркивалось в возражениях на иск.

Кроме того, по мнению АП Амурской области, приняв 54 заявки в обход утвержденного Порядка, адвокат К. позволила представителям следственно-судебных органов усомниться в силе Порядка и устанавливать свои правила субъективного отбора адвокатов для участия в делах по назначению, что нанесло урон авторитету амурской адвокатуры.

«Указанные обстоятельства, а также раскаяние адвоката в содеянном, при установленных в ходе рассмотрения дисциплинарного производства умышленных систематических нарушениях, заслуживают внимания, но не являются достаточным основанием для избрания Советом Адвокатской палаты Амурской области в отношении нее более мягкой меры дисциплинарного взыскания», – указала Татьяна Дёмина.

Довод истицы адвоката К.

о том, что координатор палаты по собственному усмотрению распределяет поручения между адвокатами, как указано в возражениях, основан на неправильном понимании положений Порядка и ошибочном его толковании: «Поручения, поступающие в Координационный центр, распределяются среди адвокатов, включенных в базовый список, автоматическим программным комплексом, что исключает любое собственное усмотрение третьих лиц, включая координатора».

Изучив материалы дела и выслушав доводы стороны, Благовещенский районный суд пришел к выводу об обоснованности доводов ответчика и отказал адвокату К. в удовлетворении исковых требований.

Отдельно стоит отметить позицию суда касательно заявления о несоразмерности примененной к адвокату К. меры дисциплинарной ответственности в виде прекращения ее статуса тяжести, характеру и последствиям совершенных ею проступков.

Суд указал, что при установленных нарушениях законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката со стороны истицы, которые допускались ею на протяжении продолжительного периода времени и в значительном количестве, к адвокату К.

не могла быть применена более мягкая мера ответственности.

Напомним также, что ранее адвокат К. пыталась добиться приостановления действия решения Совета адвокатской палаты о прекращении ее статуса в качестве обеспечительной меры по иску, поскольку у нее имелись соглашения об оказании юридической помощи доверителям, которые были заключены до возбуждения дисциплинарного производства.

Суд первой инстанции удовлетворил требования, но это решение было отменено в апелляции. Апелляционная коллегия сослалась на ст.

139 ГПК РФ, в соответствии с которой единственным условием для применения мер по обеспечению иска является то, что их неприменение может затруднить исполнение решения суда либо сделать его исполнение невозможным.

Но соответствующих доказательств истицей представлено не было, а факт наличия у нее обязательств по оказанию юридической помощи не свидетельствует о наличии предусмотренных ст. 139 ГПК РФ оснований для применения обеспечительных мер, отметил суд.

Новая адвокатская газета

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *