Осужденным предложили работу в госкомпаниях — советы опытного юриста

Осужденным предложили работу в госкомпаниях - советы опытного юриста

  © Игорь Самохвалов / ПГ

Министерство юстиции предложило привлекать осужденных к принудительным работам не только в организациях, но и у индивидуальных предпринимателей (ИП). Соответствующий законопроект, разработанный ведомством, опубликован в понедельник на федеральном портале проектов нормативных правовых актов.

В настоящее время каждый осужденный к принудительным работам обязан трудиться в местах и на работах, определяемых администрацией исправительных центров.

Администрация привлекает осужденных к принудительным работам исходя из наличия рабочих мест в организациях организационно-правовой формы, а также с учетом пола, возраста, трудоспособности, состояния здоровья и (по возможности) специальности осужденных.

В то же время, по информации Федеральной службы исполнения наказаний, от ИП поступают предложения о возможности трудоустройства осужденных к принудительным работам на должностях разнорабочих, грузчиков, дворников и подсобных рабочих, а также при наличии специальных навыков или образования — на должностях парикмахеров, швей, водителей, поваров, слесарей, маляров, сварщиков, каменщиков, плотников, менеджеров, кладовщиков.

Осужденным предложили работу в госкомпаниях - советы опытного юриста

Работающим осужденным будут оформлять электронные больничные

«В связи с этим законопроектом предлагается внесение соответствующих изменений в статьи 60.1, 60.7, 60.8, 60.9 УИК РФ», — говорится в пояснительной записке.

Отдельным законопроектом ведомство также предложило предусмотреть, чтобы время следования осужденного под конвоем к месту отбывания наказания ‎засчитывалось в срок лишения свободы из расчета один день за полтора дня отбывания наказания в тюрьме либо исправительной колонии строгого или особого режима и за два дня отбывания наказания в воспитательной колонии либо исправительной колонии общего режима либо колонии-поселении.

Одновременно документом предлагается ввести новый вид поощрения — предоставление права посещения культурно-зрелищных и спортивных мероприятий за пределами исправительной колонии осужденным, отбывающим наказание в облегченных условиях в исправительной колонии общего или строгого режима, в сопровождении сотрудников колонии. В качестве одного из оснований поощрения осужденных предлагается определить занятие ими призовых мест по итогам участия в различного рода конкурсах. Для призеров конкурсов предлагается установить поощрение в виде просмотра дополнительного фильма ‎не реже двух раз в неделю в течение месяца. Кроме того, документом предусматривается, что в характеристике, направляемой исправительным учреждением в суд для решения вопроса ‎об условно-досрочном освобождении, в том числе, будет указываться указывается такое основание, как активное участие в конкурсах.

Помимо того, дополнительно законопроектами предусматривается возможность незамедлительного направления администрации места отбывания наказания электронной копии апелляционного приговора, подписанного судьей усиленной квалифицированной подписью, в соответствии с которой осужденный подлежит незамедлительному освобождению из-под стражи.

Осужденным предложили работу в госкомпаниях - советы опытного юриста

Уголовников хотят отправить на БАМ

Ранее сенаторы Андрей Кутепов и Валерий Васильев внесли в Госдуму законопроект с предложением отнести осуждённых в период отбывания ими наказания к социально уязвимым категориям граждан наряду с лицами, освобождёнными из мест лишения свободы, чтобы позволить представителям бизнеса при трудоустройстве таких граждан получить статус «социальных предпринимателей».

Исправительные работы как вид уголовного наказания: порядок исполнения, срок отбывания приговора, условия | Юридические Советы

Последнее обновление: 31.01.2020

Исправительные работы как вид уголовного наказания практикуются уже более 15 лет. По шкале суровости это третье из наиболее мягких наказаний (самым лояльным считается штраф), цель которого – достичь исправления осужденного посредством привлечения к оплачиваемому труду. Каковы условия отбывания таких работ, в каких случаях они назначаются и когда могут быть заменены – читайте в этой статье.

Исправительные работы – что это

Понятие и правила назначения этого вида наказания содержатся в общей части Уголовного Кодекса РФ.

Так, в соответствии со ст.

50 УК РФ, исправительные работы предполагают труд осужденных в месте, которое определяется государственным уголовно-исполнительным органом (инспекцией), контролирующим впоследствии исполнение приговора.

Если осужденный до постановления приговора уже был трудоустроен, ему разрешается продолжить работу там же. Когда постоянной работы нет, определяют место, в районе по месту жительства, где он будет трудиться.

Обычно для безработных подбираются муниципальные организации, где необходим малооплачиваемый труд (озеленитель, дворник, уборщик, грузчик).

Список таких организаций утверждается ежегодно начальником уголовно-исполнительной инспекции и муниципалитетом.

Иногда в числе работодателей могут быть и индивидуальные предприниматели, а также и коммерческие организации, где необходима простая рабочая сила.

Общий срок таких работ может составлять от 2 месяцев до 2 лет. Не запрещается устанавливать данное наказание не только в месяцах, но и днях — обычно так бывает при зачете других видов наказаний.

Пример №1. Подрядину В.Л., осужденному за совершение кражи в крупном размере, за примерное поведение судом была заменена неотбытая часть лишения свободы (2 месяца 12 дней) на исправительные работы. Поскольку при такой замене «работает» правило один к трем, то Подрядину В.Л. было определено 7 месяцев 6 дней исправительных работ.

В отличие от обязательных работ, при выполнении данного вида наказания осужденному начисляется зарплата согласно установленным тарифам, которые приняты в каждой отдельной организации. Часть зарплаты выплачивается осужденным, другая часть (от 5 до 20%, конкретно будет указано в приговоре) идет в доход государства.

Таким образом, при отбывании исправительных работ достигается сразу две цели: во-первых, гражданин занят и применяет свои навыки и умения на благо обществу, во-вторых, государству поступают денежные средства.

На практике возникают ситуации, когда сами подсудимые желают, чтобы им назначили исправительные работы.

Многие из таких граждан находятся в постоянном поиске работы, но из-за низкой квалификации или (и) проблем с законом в прошлом (например, неснятая судимость) их желание жить честным трудом не всегда бывает реализовано.

Нередко такие лица после окончания срока работ так и продолжают трудиться в том же месте, где отбывали наказание.

Кому не могут быть назначены

Осужденным предложили работу в госкомпаниях - советы опытного юриста

  1. инвалидам 1 группы;
  2. беременным женщинам;
  3. женщинам, имеющим детей до 3 лет;
  4. призывникам;
  5. военнослужащим по контракту.

В судебной практике известны случаи, когда гражданам из приведенного списка все же назначали исправительные работы. Иногда это происходило вследствие судебной ошибки. По некоторым делам обстоятельства, которые исключают возможность отбывания исправительных работ по приговору суда, стали известны позднее. В любом случае, при наступлении перечисленных жизненных событий отбывание приостанавливается или отменяется.

Пример №2. По итогам судебного рассмотрения уголовного дела вынесен обвинительный приговор в отношении Самойловой П.Р., которой было назначено наказание в виде 1 года 6 месяцев исправительных работ с удержанием 10% в доход государства.

После вступления в законную силу приговора его копия поступила в адрес инспекции, в день проведения беседы осужденная сообщила, что находится в состоянии беременности, о чем предоставила справку от врача. Самойловой П.Р.

было разъяснено, что она вправе обратиться в суд с заявлением об отсрочке отбывания наказания, с учетом предоставленного больничного по родам и отпуска по уходу за ребенком. Впоследствии заявление судом было удовлетворено.

Пример №3. Пока копия приговора доставлялась в адрес инспекции, за этот период времени Симонову А.К. был поставлен диагноз, который явился основанием для признания его инвалидом 1 группы. В этой связи, ему нельзя было отбывать наказание, впоследствии он был освобожден от него судом.

В отдельных случаях, когда осужденный не был признан инвалидом, но страдает заболеванием, исключающим выполнение работ, закон предусматривает право обратиться в суд с ходатайством об освобождении от наказания:

В Ленинский районный суд г. Самары

Осужденного Мирного М.Р., 1988 г.р.,
проживающего в г. Самара, ул. Куницына, д. 4

ХОДАТАЙСТВО
Об освобождении от дальнейшего отбывания наказания

Прокурор разъясняет — Прокуратура Ульяновской области

Требуется ли заключение трудового договора с осужденным к принудительным работам, а также оформление разрешения на работу (патента), если такой осужденный является иностранным гражданином или лицом без гражданства?

Статьей 2 Трудового кодекса Российской Федерации (далее – ТК РФ) определено, что исходя из общепризнанных принципов и норм международного права и в соответствии с Конституцией Российской Федерации одним из основных принципов правового регулирования трудовых отношений признается свобода труда, включая право на труд, который каждый свободно выбирает или на который свободно соглашается, право распоряжаться своими способностями к труду, выбирать профессию и род деятельности.

Иностранные граждане или лица без гражданства, как предусмотрено статьями 13, 133 и 18 Федерального закона от 25.07.

2002 №115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» (далее – Федеральный закон №115), пользуются правом свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию, а также для занятия трудовой деятельностью обязаны заключать трудовой договор и иметь разрешение или патент.

В то же время положениями статьи 531 Уголовного кодекса Российской Федерации и статей 607, 608 и 609 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации (далее – УИК РФ) закреплены требования о том, что каждый осужденный к принудительным работам обязан трудиться в местах и на работах, определяемых администрацией исправительных центров.

При  их привлечении к труду не применяются установленные ТК РФ правила приема на работу, увольнения с работы, перевода на другую работу, отказа от выполнения работы, предоставления отпусков, а также администрациям организацией, в которых работают осужденные к принудительным работам, запрещается увольнять их с работы.

Читайте также:  Как расторгнуть брак без согласия супруга? - советы опытного юриста

Осужденный к принудительным работам не вправе отказаться от предложенной ему работы.

Кроме того, положения статьи 607 УИК РФ корреспондируются с нормами, закрепленными в статьях 17 и 21 Закона Российской Федерации от 21.07.

1993 №5473-1 «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы», которыми установлено, что привлечение осужденных к труду в организациях любой организационно-правовой формы осуществляется на основании договоров (контрактов), заключаемых руководством учреждений, исполняющих наказания, и соответствующих организаций.

Таким образом, осужденный к принудительным работам привлекается к труду не по его свободному волеизъявлению и соглашению сторон, а согласно требованиям уголовно-исполнительного законодательства на основании вступившего в законную силу приговора суда, что не может влечь за собой обязанность заключения трудового договора между ним и работодателем.

Также, исходя из характера складывающихся правоотношений, привлечение к труду иностранных граждан и лиц без гражданства при отбывании наказания в виде принудительных работ не влечет за собой возникновения предусмотренных статьей 15 ТК РФ трудовых отношений. При этом отбывание такими осужденными принудительных работ не может рассматриваться как осуществление ими трудовой деятельности, требующей получения разрешения на нее или патента в контексте Федерального закона №115-ФЗ.

Порядок предоставления осужденным свиданий с адвокатами или иными лицами уточнен

16 июня 2021 г. 12:22

Владимир Путин подписал закон, запрещающий адвокатам проносить телефоны в исправительные колонии

11 июня Президент России Владимир Путин подписал закон о внесении изменений в Уголовно-исполнительный кодекс РФ, которым уточняется порядок предоставления осужденным свиданий с адвокатами или иными лицами (законопроект № 1166183-7). Ранее в ФПА РФ отмечали, что принятие закона сводит на нет многолетние усилия защитников в борьбе за право использовать в колониях отдельные функции своих мобильных телефонов для оказания квалифицированной юридической помощи доверителям.

Законом внесены изменения в ч. 4 ст. 89 и ч. 6 ст.

158 УИК РФ, которые уточняют, что в число иных лиц, имеющих право на оказание юридической помощи, на свидания с которыми помимо адвокатов имеют право заключенные, входят также их текущие или потенциальные представители в ЕСПЧ и нотариусы.

При этом указано, что свидания должны всегда проходить наедине, вне пределов слышимости третьих лиц и без применения техсредств прослушивания – сейчас для этого требуется отдельное заявление осужденного.

Также введен запрет для адвокатов или иных лиц, имеющих право на оказание юридической помощи, на пронос на территорию исправительных колоний или дисциплинарных воинских частей технических средств связи, а также устройств, позволяющих осуществлять киносъемку, аудио- и видеозапись.

Предполагается, что они смогут проносить копировально-множительную технику и фотоаппаратуру для снятия копий с материалов личного дела осужденного, а также компьютеры. Но пользоваться ими можно будет только в отсутствие осужденного и в отдельном помещении, определенном администрацией учреждения.

При попытке передать осужденному запрещенные к хранению и использованию предметы, вещества и продукты питания свидание будет незамедлительно прервано.

В пояснительной записке отмечалось, что поправки разработаны во исполнение Постановления ЕСПЧ по делу «Захаркин против РФ», а их необходимость продиктована режимом в исправительных учреждениях – установленным законом и соответствующими закону нормативными правовыми актами порядком исполнения и отбывания лишения свободы, обеспечивающим, помимо прочего, охрану и изоляцию осужденных, постоянный надзор за ними.

Еще 11 мая, после внесения проекта закона в Государственную Думу ФС РФ, Федеральная палата адвокатов РФ направила Вячеславу Володину правовую позицию, в которой категорически возразила против попыток запретить адвокатам проносить технические средства связи в места лишения свободы. ФПА напомнила, что Верховный Суд в Решении от 10 ноября 2017 г.

№ АКПИ17-867 по делу по административному иску адвоката Валерия Шухардина о признании недействующим п. 77 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений и частично недействующим п.

17 приложения № 1 к указанным Правилам указал, что для получения юридической помощи осужденными УИК предусматривает предоставление свидания с адвокатами или иными лицами, имеющими право на оказание юридической помощи, без ограничения их числа продолжительностью до 4 часов и не устанавливает запрет проносить на территорию исправительного учреждения технические средства связи. Аналогичная позиция сформулирована и в иных решениях Верховного Суда (от 31 октября 2007 г. № ГКПИ07-1188; от 7 февраля 2012 г. № ГКПИ11-2095).

«Использование адвокатами технических средств, позволяющих осуществлять аудио- и видеозапись, создаст возможности для оказания квалифицированной юридической помощи, – подчеркивается в правовой позиции ФПА.

– В частности, это поможет вскрыть и зафиксировать совершаемые в исправительных колониях нарушения закона и прав осужденных. Последние часто обращаются к адвокатам и иным лицам при намерении обжаловать незаконные действия администрации учреждения».

Так, используя технические средства, можно сфотографировать имеющиеся у осужденного телесные повреждения и доказательно поставить вопрос о привлечении к уголовной ответственности виновных лиц.

Федеральная палата адвокатов также назвала «неосновательным» и существенно ограничивающим возможности адвокатов предложение авторов поправок разрешить проносить копировально-множительную технику и фотоаппаратуру только для снятия копий с материалов личного дела осужденного с правом пользоваться такой техникой только в отсутствие осужденного в отдельном помещении, определенном администрацией исправительного учреждения. По мнению ФПА, такой подход противоречит целям и задачам Закона об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания, ставит целью скрыть от общественности предполагаемые нарушения закона и создать искусственные трудности в их выявлении.

Однако при рассмотрении проекта депутатами позиция ФПА озвучена и учтена не была.

Ранее советник Федеральной палаты адвокатов Нвер Гаспарян отмечал, что ФПА всегда негативно оценивает любые законопроекты, которые ограничивают профессиональные права адвокатов. «И данный законопроект не является исключением, – подчеркнул он.

– В течение более 10 лет адвокаты боролись за право использовать в исправительных колониях отдельные функции своих мобильных телефонов для оказания квалифицированной юридической помощи. Неоднократно адвокатская позиция была поддержана Верховным Судом РФ.

В связи с этим вызывает сожаление, что в случае принятия этого законопроекта усилия наших коллег окажутся напрасными и бесплодными».

Подробная информация опубликована на advgazeta.ru 

Из юриста в подзащитного: как избежать обвинений в экономическом преступлении — Сфера

В 2013 году в ходе проверки прокуратура нашла признаки мошенничества в контрактах о правовом сопровождении ОАО «Судостроительный завод «Северная верфь» по оспариванию претензий ФНС. По версии следствия, Александр Ушаков, на тот момент директор завода, заключил договор с ООО «Самета – налоговый и правовой консалтинг».

Заводу необходимо было обжаловать в Москве налоговые претензии на сумму около одного миллиарда рублей. «Самета» по договору получала 4% от требуемой суммы взыскания при выигрыше дела – это около 39 миллионов рублей.

Налоговая служба от своих притязаний в итоге отказалась, однако, по версии следствия и прокуратуры, это заслуга штатных юристов предприятия, тогда как «Самета» послужила прикрытием для хищения и обналичивания средств предприятия.

Обвинения были предъявлены также бывшему главе юридического департамента АО «Объединенная судостроительная корпорация» (ОСК) Илье Новосельскому, корпоративному секретарю «Северной верфи» Людмиле Бикбаевой, гендиректору Дмитрию Громыко и сотруднице юридической фирмы «Самета» Людмиле Баталовой.

Еще до 2018 года дело против «Саметы» было чем-то из ряда вон выходящим. Теперь же все больше нарабатывается негативная практика, при которой адвокатов и юристов привлекают к ответственности за оказанную ими помощь.

На данный момент вместе с обвинением против «Саметы» можно назвать пять громких дел: хищение денежных средств ПАО «Аэрофлот» (возбуждение дела против генерального директора по правовым и имущественным вопросам компании Владимира Александрова, бывшего директора юридического департамента Татьяны Давыдовой, адвокатов КАМО «Ваш адвокатский партнер» Александра Сливко и Дины Кибец); обвинение в мошенничестве и хищении денежных средств госкорпорации «Роскосмос» акционерным обществом АН «НПО им. С.А. Лавочкина»; дело против бывшего директора департамента нормативно-правового обеспечения Ольги Никоновой АО «ТВЭЛ» (дочерняя компания «Росатома») о многомиллионных хищениях; обвинение в мошенничестве, совершенном в особо крупном размере у ФГУП «Госкорпорации по организации воздушного движения», председателя московской коллегии адвокатов «Межрегион» Сергею Юрьеву, его бывшему подчиненному Виктору Евкину и руководителю правового управления Росавиации Владимиру Мнишко. 

Конечно, в каждом деле есть свои нюансы. Например, в деле АО «ТВЭЛ» Ольга Никонова не являлась внешним юристом, а работала как инхаус. А в делах «Межрегиона», «Аэрофлота», и «НПО им. С.А. Лавочкина» вместе с внешними адвокатами так же фигурируют внутренние юристы как лица, принимавшие решения по закупке внешних услуг.

Свои особенности есть в деле «Аэрофлота»: по факту юристов обвинили в необоснованно высоком, с точки зрения обвинения, гонораре.

ФБУ «Московская лаборатория судебной экспертизы Минюста России» проводила для следствия экспертизу и пришла к выводу, что час работы адвоката должен составлять 3 600 рублей.

При этом рыночная ставка адвоката по представлению интересов компании в государственных арбитражных судах по крупным спорам лежит в диапазоне 355-723 евро. Следователи посчитали, что это дорого. А раз это дорого, значит все деньги похищены.

Читайте также:  Можете ли вы помочь в данном вопросе? - советы опытного юриста

Вопрос цены также стоял в деле «Межрегиона». Только там проводился тендер и была закупка у единственного поставщика через продление договора, но суть одна и та же: следствие вменило неадекватность цены за проделанную работу. По делу против «НПО им. С.А.

Лавочкина» была немного другая конструкция, которая, тем не менее, прорабатывается во всех делах, связанных с привлечением к уголовной ответственности юристов.

Следствие предполагает, что проведенная работа была сделана не привлеченными юристами, а сотрудниками самих компаний-заказчиков.  

Подобных дел становится все больше – юристы по всей стране начинают обоснованно переживать. В связи с этим важно запомнить несколько правил, которые могут помочь избежать подобной участи.

1. Госкорпорация? Нет, спасибо. Именно при работе с госкорпорациями больше всего шансов стать обвиняемым по экономической статье. Идет такая тенденция по рынку – юридические фирмы все реже и с большим нежеланием соглашаются на договоры с госкомпаниями.

Во-первых, в последнее время с ними не так хорошо работать, они ужимают бюджеты, у них излишние требования и постоянные запросы урезать те или иные вещи. Например, не выставлять к оплате внутренние и внешние совещания, время в пути и ожидания, предоставление кратких устных консультаций по телефону и так далее.

Во-вторых, действительно есть риск, что ввиду какой-то «внутриклановой» борьбы будет инициировано уголовное преследование, в котором адвокаты будут разменной монетой.

Конечно, каждому юристу самому решать, с кем работать или нет. Но если это госструктура, то лучше отказываться.

2. Осторожность, скрупулезность, внимательность. С самого начала надо быть осторожным – от момента заключения договора. Если речь идет о госкомпании, то очень важно соблюдать закупочные процедуры.

Не должно быть действий, которые можно расценить как участие в составлении заявки на конкурс, организации самого конкурса, написания техзадания.

Не должно быть двояко толкуемой переписки на эти темы до заключения контракта.

В ходе исполнения договора старайтесь делать отчеты, предоставляемые о работе, максимально подробными, качественно ведите досье. Это важно не только в случае гражданского разбирательства между адвокатом/юристом и заказчиком, но и поможет в том случае, когда следователь начнет по каждому пункту и копейке задавать вопросы.

Для адвоката/юриста также необходимо всегда контролировать, чтобы все мероприятия, в которых он участвовал, были зафиксированы. У нас был случай по одному кейсу, когда адвокат действительно присутствовал на следственных действиях, но технически не был вписан в протокол допроса.

Ему вменили то, что он отсутствовал, и доказывание обратного оказалось очень длительным и трудоемким процессом.

3. Положение статьи 33 УК РФ существует. Как показывает практика, юристы и адвокаты, которые специализируются в какой-то отрасли права, не имеющей отношение к уголовному, не знают положение статьи 33 УК РФ («Виды соучастников преступления»). В ней указано, что пособником является лицо, которое своими советами способствует совершению преступления.

Обычно для определенных консультаций у юристов существуют готовые отработанные ответы.

Например, приходит клиент с вопросом: каким образом можно оптимизировать налоги? Специалист начинает отвечать, предлагать какие-то варианты и схемы, не сильно задумываясь о том, каким образом могут интерпретировать данные советы правоохранительные органы. Некоторые консультации могут быть расценены как способствование совершению преступления.

Подобная история может происходить и в банкротных делах.

Клиент спрашивает: в отношении моей компании есть решение налоговой с большой недоимкой, как мне вывести активы таким образом, чтобы ничего не заплатить? Как только юрист начинает моделировать какие-то схемы, в которых имущество уводится от взыскания, он становится пособником либо по статье 199.2 УК РФ («Сокрытие денежных средств либо имущества»), либо статье 196 УК РФ («Преднамеренное банкротство»). Как правило, юристы об этом не задумываются, а зря.

4. Сообщение не клиенту, а следователю. Цифровая эра требует постоянного онлайн-контакта с клиентом. Часто консультации даются в мессенджерах, так как предполагается, что сообщения нельзя перехватить. Разработчики данных программ каждый раз напоминают о защите шифрованием.

Но важно помнить, что у собеседника в любой момент могут изъять гаджет и прочитать всю вашу переписку. Бывает такое, что к клиенту приходят с обыском по совсем другой проблеме. Изымают телефон, анализируют, находят переписку с юристом и начинают задавать неудобные вопросы консультанту.

Поэтому советы должны не иметь двойного толкования.

Я советую каждому юристу, когда он что-то пишет (по почте или в мессенджерах), вместо кнопки «отправить» представлять кнопку «отправить следователю». Если он готов поделиться этим текстом со следователем, то можно отправлять. Если сомневается, то лучше перефразировать, чтобы не было двойных смыслов.

5. В любой момент могут прийти. Иногда, когда от адвоката нужно получить информацию или оказать на него давление, используют обыски и иные следственные действия.

Например, у нас был такой кейс: мы защищали юристов, которые сопровождали один большой бизнес.

К ним для того, чтобы сорвать важное судебное заседание, один раз пришли с осмотром места происшествия в офис, изъяли много документов, после этого возбудили уголовное дело, чтобы через эти сведения выйти на их клиента и доказать вину.

Каждому адвокату и юристу надо помнить, что в любой момент могут прийти и изъять клиентские досье, компьютеры, телефоны. Поэтому документы и носители информации нужно хранить так, чтобы, во-первых, не подставить себя самих под уголовные претензии, а во-вторых, не сработать против клиента, если впоследствии изъятое у вас будет использовано как доказательство против доверителя.

Источник изображения: Racool_studio — www.freepik.com

Благодать или рабство: зачем Госдума приняла закон о филиалах тюрем на предприятиях

Госдума выпустила закон об использовании труда осужденных на российских предприятиях. С 2020 года желающие организации смогут поставить к своим станкам приговоренных к принудительным работам и колониям-поселениям. Общественность видит зачатки нового ГУЛАГа, законотворцы – свою посильную лепту в экономический прорыв.

Законопроект о внесении соответствующих изменений в Исполнительный кодекс Российской Федерации поступил на рассмотрение в Думу еще в 2018 году. Издан в июле этого года.

Субъектами права законодательной инициативы выступают члены Совета Федерации Дмитрий Шахотин, Сергей Фабричный, Андрей Кутепов, Валерий Семенов, Александр Башкин.

Ответственный комитет – Комитет Госдумы по государственному строительству и законодательству.

Принятый закон предусматривает заключение типового договора с организациями, использующими труд осужденных, который будет утверждаться федеральным органом уголовно-исправительной системы.

Инфраструктура для новых работников с особенным статусом будет создаваться предприятиями на базе собственного имущества. Предполагается, что спецпоселенцы будут привлекаться в основном к большим государственным стройкам.

Также ранее ФСИН заявила о готовности включиться в территориальные схемы по реализации «мусорной реформы».

К участию в новой трудовой системе законодатели надеются привлечь предприятия за счет дешевизны рабочего труда. Выгода же заключенных, согласно трактовкам законопроекта, заключается в сохранении социализированности на время изоляции и облегченной перспективе условно-досрочного освобождения.

Представление, какое же именно новое слово в государственном строительстве хотят донести парламентарии, дает пояснительная записка. В качестве ориентиров представлены примеры из регионов России.

2500 рублей на одного зэка в месяц

«Так, в Республике Коми, на одном из хозяйствующих субъектов с 2013 года уже реализуется подобная практика. В целях привлечения осужденных к труду подписан договор с администрацией организации лесопромышленного комплекса в п. Жешарт Усть-Вымского района. Комбинат расположен в 50 км от колонии-поселения.

На данном комбинате трудоустроены около 300 осужденных. Осужденные проживают на территории комбината в специально-предназначенном для них общежитии Общие ежегодные затраты комбината на обеспечение труда осужденных составили порядка 9 млн рублей», — говорится в пояснительной записке.

Таким образом, простая арифметика выдает цифру в 2,5 тысячи рублей на обеспечение труда одного заключенного в месяц.

Экономический эффект закона, по словам авторов — в увеличении доходов федерального бюджета за счет удерживания средств осужденных из заработной платы, налогов и страховых взносов.

Окончательное принятие закона вызвало критический отклик у общественности. Многие высказались о том, что введение подобных законов чревато легализацией рабства.

В социальных сетях о законе эмоционально порассуждали тысячи человек.

«Потом предприятия начнут заявки посылать, запрашивать дополнительный контингент, силовики будут спускать на места разнарядки… Здравствуй, ГУЛАГ», — комментирует инициативу бывший мэр Екатеринбурга, политик Евгений Ройзман.

«Как в анекдоте: — У нас уже все есть: дворцы, яхты, заводы и банки… пора и о людях подумать! — Да, душ по триста крепостных было бы в самый раз», — пишет Андрей Десницкий. «Россия переходит из феодального в рабовладельческий строй. Мои поздравления», — пишет Георгий Карп. «Опять полстраны будут сидеть, а вторая половина — их сторожить», — отзывается Татьяна Ушакова.

«Теперь будут сажать ещё больше невиновных, чтоб обеспечить владельцам олигархам бесплатную рабсилу заключённых для извлечения дополнительной прибыли», — говорит Юрий Борисов.

«Стройки и предприятия крупные будут укомплектованы рабами!», — восклицает Александр Курганов.

Читайте также:  Дтп из-за дефекта дороги - советы опытного юриста

«Как только откроются филиалы, так встанет вопрос в кадрах, и репрессивная машина заработает еще усерднее», — считает Николай Агапов.

«Может для начала попробовать помочь неосужденным безработным?» — задает резонный вопрос Джамбулат Дзауров. Кроме этого эксперты и общество обращают внимание на многовековую истину: труд заключенных низкоэффективен.

«Преступные элементы непригодны для хорошей производительности труда. Качественно сделать работу может только профессионал и человек с высоким уровнем самосознания. Значит, сажать будут самых порядочных», — говорит Наталья Панина.

Руководитель проекта Благотворительного фонда помощи осужденным и их семьям «Русь сидящая» Ольга Романова поясняет, что и сегодня, при текущем законе абсолютно ничего не мешает заключенным трудиться на близлежащих предприятиях.

«Честно говоря, я не очень хорошо понимаю, чем вызвана необходимость его [закона] принятия. Я знаю много заводов, условно говоря, на Урале, вот завод «Метафракс» в Пермской области, он стоит ровно посередине всех возможных колоний-поселений, и заключенные издавна там трудятся, и без всякого закона.

Ничто и сейчас это не мешает делать», — сказала она в эфире «Дождя».

Пока не ясно, как именно будет выстроена система функционирования нового закона. Обяжут ли предприятия зарабатывать на заключенных и будет ли в таком случае поставлена плановая цифра по поступлениям в бюджет или организации будут участвовать в этой «программе» исключительно на добровольной основе?

«Новые Известия» попросили руководителей предприятий и экспертов по рынку труда оценить инициативу Госдумы.

Как управляющие органы крупных организаций отнесутся к идее открывать при себе режимные спецподразделения, строить общежития, обеспечивать дополнительные соцгарантии для спецработников?Это бремя для них или радостная новость об узаконивании супердешёвой рабочей силы? И вообще – не себе ли дороже использовать принудительную рабочую силу в таких отраслях как строительство и промышленность?

Андрей Разбродин, президент СОЮЗЛЕГПРОМа, председатель Комитета по текстильной и легкой промышленности ТПП РФ:

— Пока никаких конкретных чувств «инновация» не вызывает. Складывается впечатление, что инициатива предпринимается для удешевления стоимости труда и для повышения уровня занятости.

Но надо понимать, что всем перерабатывающим отраслям нужны именно высокопрофессиональные кадры конкретной специализации. И это правда, что дефицит профессиональных кадров уже давно превышает все мыслимые пределы. Уже невозможно повышать конкурентоспособность только дешевой, «дармовой» рабочей силой.

Отсутствие этого преимущества в виде квалификации теперь сродни бумерангу для добросовестного производственного бизнеса. Если, конечно, бизнес нацелен на изготовление и реализацию высококачественной, конкурентной продукции.

Труд же «зэков» эффективен только в одном случае: когда надо гнать низкокачественный продукт и сбывать его в отсутствии конкуренции, примерно как по известному принципу: «Не будут брать — отключим газ».

Оксана Хрусталь, представитель Группы компаний «Чайковский текстиль», эксперт ТПП РФ не скрывает, что ряд предприятий готовы воспользоваться «потенциалом» закона:

— В настоящее время в регионах нашей страны ощущается серьёзный дефицит кадров именно по рабочим специальностям, в том числе – в легкой промышленности. Швеи, например, являются одними из наиболее дефицитных и востребованных на рынке труда, и наше предприятие постоянно ведет поиск и набор сотрудников в швейное производство, тем не менее, вакансии по данной профессии постоянно открыты.

В этой ситуации наша компания при определенных условиях готова будет использовать трудовой ресурс осужденных к принудительным работам. Разумеется, ключевым требованием должно являться создание со стороны государства всех необходимых условий по пребыванию таких сотрудников в месте дислокации предприятия, обеспечению охраной, соблюдению норм безопасности.

Также для нас как для предприятия важно, чтобы работники, прошедшие обучение специальности и адаптацию на нашем предприятии и ставшие квалифицированными специалистами, оставались работать у нас в компании на длительный срок. С этой целью считаем важным предусмотреть потенциальную возможность переселения к месторасположению предприятия данной категории работников после того, как срок отбывания наказания будет завершен.

Эксперт International Analytical News Agency, адвокат по уголовным делам, к. ю. н., член московской палаты адвокатов Александр Мардоян:

— Нельзя сказать, что новый закон о привлечении к труду осужденных станет большой нагрузкой на предприятия. Оплата труда такой категории работников намного ниже среднерыночной, кроме того администрация исправительного учреждения вправе самостоятельно устанавливать норму (длительность) рабочего времени.

В настоящее время законодательство и без того обязывает каждого осужденного трудиться в местах отбывания наказания и на работах, определяемых администрацией исправительных учреждений (в частности, Гл. 14 Уголовно-исполнительного кодекса РФ).

Во многих субъектах России колонии итак сегодня заключают договоры с хозяйствующими субъектами.

Новый закон, по-видимому, направлен на усиление существующей практики, и госпредприятия в массовом порядке начинают использовать труд людей, содержащихся под стражей.

Дмитрий Потапенко, управляющий партнёр «Management Development Group»:

— Подъём экономики руками заключённых у нас в стране уже был. Почему бы не повторить? Вопрос только в одном: вот станок беспрестанно работает, а заключенный освободился, а другой ещё не появился.

Что мы делаем? Останавливаем станок или закрываем вакансию? Закрытие вакансии каким образом будет происходить? Только путём увеличения количества заключённых, потому что нельзя допустить, чтобы станки простаивали…

Кроме того, не надо забывать, что у заключённых не будет соответствующей квалификации. Получится крайне примитивный труд, который и на воле-то не сильно оплачивается, а там будет стоить еще дешевле. Я вижу тут такое вырождение практики ГУЛАГа. Ну, давайте строить новый Беломорканал.

Сейчас у нас 70% экономики – это по сути государственная экономика. Государство само же к себе нагоняет новых рабов. Затраты, которые пойдут на создание необходимой инфраструктуры будет компенсировано тем же самым государством. Государство государственным предприятиям компенсирует всё деньгами налогоплательщиков.

«Новые Известия» спросили у депутата действующего созыва Госдумы, члена Комитета по безопасности и противодействию коррупции ГД РФ, Председателя Комитета ТПП РФ по безопасности предпринимательской деятельности Анатолия Выборного, что он думает по поводу инициативы коллег. Интервью получилось неоднозначным. С одной стороны, депутат опасается нового ГУЛАГа, с другой – рассуждает о больших возможностях принудительных работ…

— А.В.: Закон вступит в силу уже через несколько месяцев – в январе 2020 года. Есть беспокойство по поводу ГУЛАГа и таких вещей, которые крайне негуманны.

Но с другой стороны, лицо, отбывающее наказание, получает возможность реализовать свой потенциал и сделать что-то полезное, в этом случае выстраиваемая система принесёт пользу и конкретному человеку, и в целом государству, и тем организациям, которые имеют к этому отношение.

В данном случае речь идёт о заключении трудовых отношений в соответствии с действующим законодательством между исправительным центром и организацией, которая организует этот труд и непосредственно теми, кто будет привлечён к работам.

У нас есть мера уголовного наказания, которая предусматривает исправительные работы, принудительные работы в рамках этого законодательства. Благодаря новому закону мы поднимаем эти отношения на другой уровень, предоставляя возможность для принудительных работ.

Те организации, которые будут этим заниматься, будут заботиться о том, чтобы эти работы полностью отвечали требованиям безопасности и других нормативно-правовых актов, в том числе – санитарно-гигиенических. Самое главное, чтобы этот труд был безопасным.

— «НИ»: Как вы думаете, предприятия обрадуются дешёвой рабочей силе и инициативу подхватят, или для них открытие этих филиалов (если будет в обязательном порядке) – это скорее бремя?

— А.В.: Предусматриваются безусловные расходы.

Законодательство обязывает организацию, в которой работают осуждённые и которая находится на территории колонии-поселения или вне колонии-поселения, предоставлять общежития, имущество, необходимое для выполнения работ, а также оказывать содействие колонии в медико-бытовом и санитарном обеспечении осуждённых. Речь идёт и о тех, кто отбывает срок и в колониях-поселениях, и о тех, кто осужден с отбыванием срока в исправительных лагерях.

— «НИ»: Вы наверно проводили анализ по поводу того, как к нововведениям относится частный бизнес, ему явно эта новелла обойдется тяжелее, чем госкорпорациям.

— А.В.: Есть разные точки зрения. Но в тех обращениях, которые поступают в наш адрес – в целом – позитивно. Они видят в этом определённый потенциал.

Необходимо этот потенциал развивать, создавая соответствующие базовые условия, правовые механизмы.

В ближайшее время, уже через год после вступления в силу закона накопится достаточная правоприменительная практика, и в 2021 году можно будет говорить о первых итогах.

— «НИ»: Вас не смущает использование в филиалах колоний при предприятиях по сути рабского труда? Когда век назад строилась система ГУЛАГа, речь тоже шла исключительно о подъёме экономики и промышленности. Мы знаем, чем всё это закончилось.

— А.В.: Я бы не говорил про рабский труд. Речь идёт про исполнение уголовного наказания. Уголовное наказание далеко не всегда предусматривает принудительные работы. Но если избирается наказание в виде принудительных работ, то тут мы не выходим за рамки уголовного наказания, мы создаём соответствующие условия [для его исполнения, ред. НИ].

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *