Возможно ли остаться с правами? — советы опытного юриста

В последние несколько месяцев в «АГ» и соцсетях проходят диспуты по статье Даниила Бермана о новациях в закон, запрещающих адвокату, стаж которого в адвокатуре не достиг 5 лет, учреждать адвокатское образование, в том числе адвокатский кабинет.

Критиковать сделанное всегда проще, можно и нужно, но в данном случае делать это надо было тогда, когда изменения в закон еще не были приняты. Я один из тех, кто горячо ратовал за внесение этих поправок.

Они обсуждались, но активного противодействия нашему мнению в адвокатской среде не было – и вдруг всколыхнулось! Если это не простой пиар, то нас, сторонников нововведения, обязаны услышать.

Давайте говорить о наших мотивах.

Никто не против «молодых» адвокатов. Вливание «свежей крови» в адвокатскую корпорацию идет ударными темпами. В течение года только в Адвокатскую палату Санкт-Петербурга принято несколько сотен новичков.

Кто они, откуда пришли, какие с собой несут традиции, что умеют, достаточно ли адвокатского экзамена, чтобы проверить их знания, а самое главное – умения и порядочность? Не секрет, что сейчас наше пополнение – это в основном бывшие следователи и «опера» со всеми их «ментовскими» привычками. Часть новичков – студенты.

На подходе – огромная масса пока вольноопределяющихся юристов, которых, по подсчетам, может быть даже больше половины нынешних адвокатов.

Традиционная адвокатура активно изменяется под влиянием времени, но есть незыблемые адвокатские ценности, зародившиеся во времена Стасовых и Плевако и сохранившиеся до наших дней, – как ни прискорбно, привычки нынешних «ментов» и нынешнего поколения молодежи, воспитанной в беспредельных 90-х, весьма от них далеки. Им требуется привить адвокатские традиции.

Традиции адвокатуры вырабатывались столетиями. Кодекс профессиональной этики адвокатов – это документ, во многом построенный на адвокатских ценностях и призванный традиции оберегать. Как бы с нами ни спорили уважаемые оппоненты, но больше трети дисциплинарных проступков приходится на «кабинетчиков», а примерно половина – на новичков в адвокатуре.

При этом всем известно, что проступки латентны, и многие нарушения просто не доходят до палат.

При этом нарушения «старых» адвокатов нередко носят осознанный характер (как в недавнем деле Ольги Динзе) – по принципу «я знаю, что я нарушаю, и могу поплатиться дисциплинарным наказанием, но адвокатские традиции самопожертвования ради справедливости, для того чтобы доказать невиновность доверителя, для меня выше и ценнее».

У кого учиться начинающим адвокатам, где узнать о традициях, с кем посоветоваться, достаточны ли для этого курсы повышения квалификации, организуемые адвокатскими палатами? Эти вопросы мы задавали, предлагая поправки, и нам отвечали – нет, недостаточно.

Как показывает опыт, проступки молодых нередко являются следствием незнания, того, что в трудный час при возникших сомнениях им не с кем посоветоваться. При этом проступок адвоката опасен не возможным его наказанием, а тем, что он вредит доверителю и подрывает доверие к адвокатуре как институту.

Нередко, действуя по советам более опытного товарища, адвокат предотвращает проступок даже постфактум, после совершения действия, или, по крайней мере, нивелирует его последствия. Совет старшего в таком случае бесценен. А адвокат-«кабинетчик» чаще всего предоставлен самому себе, ему просто не с кем обсудить сделанное и выработать правильное решение.

Самый верный способ получить такой совет «на доверии», узнать изнутри традиции адвокатуры – временно влиться в коллектив более опытных адвокатов. Это первая причина введения временны́х ограничений.

Адвокат должен вызывать уважение у своего доверителя. Один из элементов, необходимых для формирования такого уважения, – прием посетителей на постоянном рабочем месте, в стационарном помещении.

А что мы видели в недавнем прошлом: нередко молодой адвокат-«кабинетчик» (вчерашний студент) принимает своих доверителей в кафе (в лучшем случае, а бывало, на скамье в сквере или в зале ожидания аэропорта), где в смрадном дыму от плохо прожаренной индейки под бряцание удалой песни и гвалт соседей дает юридические советы и заключает соглашения. Естественно, ведь он еще не заработал денег на приличный офис, а свой кабинет зарегистрировал в квартире, где кроме него живет молодая жена, теща и плачет грудной младенец. Это повышает престиж адвокатуры? Сомневаюсь. Это обеспечивает сохранность адвокатской тайны? Сомневаюсь вдвойне! В то же время коллегии и бюро размещены в офисных помещениях. Это вторая причина.

Прежде чем предложить ограничения, был изучен и зарубежный опыт. Повсеместно в просвещенной Европе существуют временны́е ограничения для открытия самостоятельного адвокатского дела. В некоторых странах дополнительно требуют предоставить рекомендации нескольких уважаемых адвокатов. Это, как принято говорить, общий тренд.

Например, в Великобритании гражданин, принятый в коллегию барристеров (в Шотландии их называют «адвокатами»), приобретает право на самостоятельную деятельность только после 12-месячной практики под руководством старшего барристера и при условии, что найдет место в одной из адвокатских контор.

Еще через полгода он сможет самостоятельно представлять дело в суде, оставаясь членом конторы. По истечении этого срока он может стать полноправным барристером, если появится вакансия в соответствующей палате, и только после этого сможет заняться персональной адвокатской деятельностью. Практически аналог нашего «кабинетчика» – это королевский адвокат, т.е.

барристер, проработавший не менее 15 лет и получивший персональный патент от имени короны.

Согласно Регламенту Парижской коллегии адвокатов, основная масса адвокатов работают по найму или в качестве сотрудников у других адвокатов и при этом обязаны постоянно повышать свой образовательный уровень.

С согласия руководящих органов Ордена адвокатов адвокат может открыть свой собственный офис, соответствующий требованиям к таким помещениям, или на условиях аренды воспользоваться помещениями, принадлежащими Ордену.

Недавно в споре «за» и «против» появились новые нотки – заговорили о конституционном равенстве всех, забывая конституционный принцип, согласно которому свобода индивидуума заканчивается тогда, когда она ущемляет права другого.

В конституционном принципе, указывающем, что каждый имеет право на квалифицированную юридическую помощь, главным словом является именно «квалифицированная». На мой, возможно, непросвещенный взгляд, юридическая помощь еще не определившегося всеядного адвоката, оказываемая «на коленке», вряд ли может подпадать под понятие квалифицированной.

Пусть их немного, но, как известно, паршивая овца все стадо портит. Я не имею намерений обидеть высоких профессионалов, может быть, только что пришедших в адвокатуру, но обладающих немалыми знаниями, – такие есть, сам с ними советуюсь и учусь.

Но, как показывает опыт, даже им не хватает знания именно адвокатской культуры: уважения своих доверителей и одновременно умения вызвать уважение к себе. Это все приобретается с опытом адвокатской работы, а его у них попросту нет!

Главный аргумент противников поправки – новичков не берут в коллегии и бюро, там необходим «вал» (гонорар за проведенные дела. – Прим. ред.), а начинающий адвокат этот «вал» дать не может. Я честно искал хотя бы одного адвоката, который пытался найти себе место в коллегиях, и не нашел (если такие есть – покажите!).

О жалобах таких адвокатов не знает Совет палаты, они не пишут об этом в соцсетях, нет (насколько я понимаю) подобных жалоб и в адрес «АГ». Напротив, я нашел несколько адвокатских бюро, где, опережая время, работу строят по принципу адвокатской фирмы.

То есть старшие адвокаты опекают младших, заключают совместные соглашения с распределением обязанностей и гонораров, младшие становятся помощниками старших. Можно, конечно, сказать, что старшие нанимают и эксплуатируют младших, что младшим достается черновая работа, а старшие снимают сливки.

Но при этом младшие имеют гарантированный заработок, набираются опыта и постепенно поднимаются по иерархической лестнице. Именно такая структура – адвокатская фирма – заложена в проекте Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи, предложенном Минюстом.

Так работает современная адвокатура во всем мире! Ведь именно за это голосуют молодые адвокаты, и, наоборот, именно это не воспринимают «старики». В такие бюро охотно принимают молодежь, и там она гарантированно получает работу.

Юридическое образование: четыре непростых шага к изменению

Критиковать модно. Так же модно писать дорожные карты разной степени воздушности. Ну и восхищаться тоже модно – классические университеты выпускают отличных юристов. Или все-таки не очень? Пока мы окончательно не запутались я предложу 4 конкретных шага, которые могут улучшить юридическое образование в России.

1. Навыки

В основе юридической профессии лежат базовые навыки: поиска информации (research), убедительного и точного изложения своих мыслей на бумаге (writing) и в устной речи (advocacy). Этот тезис представляется мне бесспорным.

Но организация юридического образования игнорирует его. На первом курсе любого театрального университета есть курс по сценической речи. На первом курсе юридического факультета – по ОБЖ или современному естествознанию.

Навыки студентам, видимо, предлагается освоить по ходу обучения. В поиске материалов к семинару, при написании курсовой. Ну вы поняли. Обучением должны заниматься преподаватели специальных курсов.

Семинарист по гражданскому праву, возможно, научит искать полезные статьи или решения судов.

А по конституционному праву – немного поучит писать на примере тех 80 эссе, которые он или она должны проверить за неделю. 

Научить навыкам «по ходу» невозможно. Во-первых, к этому вопросу нужно подходить системно: постоянно давать задания именно на их развитие, контролировать и корректировать. Талантливый преподаватель экологического права может хуже учить поиску судебных решений.

Это логично. Во-вторых, развитие базовых навыков – того, с чем студенты должны приходить к изучению специальных предметов,   отнимает время и силы от собственно специальных курсов. Одни и те же вопросы на навыки повторяются, какие-то аспекты, наоборот, пролетают.

Учить навыкам нужно специально. Можно это делать по-разному. Можно сделать отдельный курс или курсы в самом начале. Для того чтобы их преподавать не нужно «выписывать» профессоров из США по скайпу.

Достаточно привлечь несколько молодых преподавателей, которым это будет интересно, и которые пройдут курсы повышения квалификации. Можно, наоборот, выбрать какой-то базовый курс или курсы (например, конституционное право и римское право) для развития этих навыков.

Увеличить количество часов и добавить количество практических занятий, ориентированных на развитие навыков. В любом случае рассчитывать что «все само как-то образуется» нельзя.

Можно и нужно учиться софт-скиллс. Здорово, когда студентов учат вести переговоры и не выгорать (кто бы меня научил в свое время). Но это не замена ключевым – хард – навыкам.

2. Из фундаментального и практически-ориентированного выбираем оба

На протяжении нескольких лет я наблюдаю за горячей дискуссией – должно ли юридическое образование быть фундаментальным или, наоборот, практическим. Это как спросить: Вам правую ногу отрубить или левую? А можно вообще ничего не отрубать?!

Дискуссия зациклилась на ложном выборе, который, на самом деле не нужно делать.

Читайте также:  Адвокат по семейным спорам: расторжение брака - советы опытного юриста

Конечно, образование не должно заключаться только в практике написания договоров и процессуальных документов, студенты должны также понимать всю систему, историю формирования тех или иных институтов и различные варианты решения тех или иных вопросов в разных правовых системах. Это не значит, что написание искового заявления подействует на студента как магическое заклинание, после произнесения которого он сразу забудет все фундаментальные знания.

Фундаментальные знания и практические навыки могут и должны идти рука об руку. Не имея глубокого понимания гражданского или уголовного права, студент не придумает правовую конструкцию для сложной сделки или аргументы защиты клиента по необычному уголовному обвинению.

Но не понимая зачем ему все эти теоретические конструкции, как они применяются на практике, студент будет изучать их с меньшим интересом, забудет многое после экзамена, и останется, извините, «полуфабрикатом» (возможно, хорошим, как замороженная мраморная говядина Вагю, но «полуфабрикатом»).

Что делать (с практическим обучением, с фундаментальным все вроде бы неплохо)? Опять же возможно несколько (взаимодополняющих) вариантов. Первый – специальный курсы, практикумы по сделкам слияний и поглощений, уголовному праву и процессу, конституционному праву. Второй – клиники, где под руководством опытных юристов студенты будут работать над сложными и интересными делами.

Клиники в России существуют и сейчас, но большая часть из них сконцентрирована на помощи малоимущим гражданам по достаточно стандартным вопросам. Это очень важная и благородная задача, и студенты, которые хотят в ней участвовать заслуживают всяческой поддержки.

Однако должен быть и другой вариант – ведение прецедентных дел, требующих большой подготовки (читай, работы студентов), и ставящих интересные и важные вопросы. Третий – интеграция практического образования в существующие курсы. Четвертый – муткорты, в том числе внутренние.

В странах общего права все студенты первого курса (а курсов обычно три) участвуют в одном внутреннем муткорте, финал которого обычно судят реальные судьи или известные специалисты. Такую же модель можно было бы использовать, например, на втором курсе российского юрфака.

Необходимо стремиться к качественному и интегрированному практическому обучению.

Задание для семинара написать договор или обвинительное заключение, курс практикующего юриста по сделкам банковского финансирования или экономическим преступлениям – хорошее начало, но нужно больше.

Необходима кропотливая работа, шаг за шагом, с постоянной возможностью для студента делать что-то и получать критику и комментарии преподавателя.

А нужно ли все это, может задача университета – выпускать полуфабрикаты, а там уже на работе доучат? Мой ответ – конечно, нужно.

Причина не только в том, что задача университета дать выпускнику как можно больше навыков и возможностей, сделать «готовый продукт», но и в том, что качественное изучение «фундамента» невозможно или затруднительно без постоянного тестирования его результатов на практике.

3. Право социального обеспечения, криминология и наследственное право «должны умереть» — стать предметами по выбору / специализации

Научить всему праву невозможно. Это слишком сложно, слишком объемно. А самое главное – не нужно.

Никто не будет одновременно заниматься банковским финансированием и установлением причин роста количества преступлений, связанных с незаконным оборотом оружия.

А если уж решит через какое-то время переключиться с одной области на другую, то прослушанный десятилетие(я) назад курс точно не поможет.

Исключение из обязательной программы многих предметов (и разделение занятий по некоторым другим на «общие» и «продвинутые» курсы) необходимо, чтобы освободить время для изучения студентами навыков и курсов по практическому применению права в реальной жизни – курсов, о которых я писал выше. Оно также необходимо, тк изучение таких предметов в текущей форме бесполезно и подрывает мотивацию.

А как же общая база, спросят меня. Юрист же должен понимать налоговые последствия сделки, уметь оформить право собственности на унаследованный дачный участок и, мое любимое, рассчитать себе пенсию (#тыжюрист #Россиядлягрустных).

Ну, во-первых, в моем понимании, курсы, как их преподают сейчас, не рассчитаны на понимание студентами общей базы. Например, налоговое право – налоговое право от А до Я, а не НДФЛ и налоговые последствия сделок.

Земельное право – 100500 технических вопросов по изменению разрешенного использования, а не 10 важнейших принципов того же права. Криминалистика – протокол осмотра трупа (Федора) и трасологическая экспертиза, а не признаки подделки подписи или документа.

Во-вторых, ну кого мы обманываем? Большая часть этих «знаний» будет забыта вечером дня экзамена. Если юристу действительно потребуется разобраться с вопросами пенсии и земельного участка, то гораздо полезнее будут как раз навыки поиска информации и практического применения норм права.

4. Магистратура должна быть магистратурой, а не обязательной «примочкой»

Я закончил юридический факультет СпбГУ, пять лет проработал в юридических фирмах и поступил в магистратуру Университетского колледжа Лондона изучать международное право.

Это был один из лучших периодов в моей жизни: я знал какие курсы я хочу изучать и почему, я скопил «денежную подушку», чтобы позволить себе посвятить год учебе – каждый день ходить в библиотеку или сидеть с книгой в парке, я отдыхал от «мясорубки» работы.

Средний российский студент приходит в магистратуру сразу после окончания университета, вынужден работать параллельно с обучением, не всегда понимает, чем он(а) хочет заниматься. Нужно что-то менять…

По моему мнению, обучение в магистратуре должно быть выбором каждого юриста, выбором, который он(а) может сделать на любом этапе карьеры. Ну или выбрать практику, решить, что магистратура не нужна. Только в этом случае обучение в магистратуре будет осознанным, понятным и приятным. 

Утверждение, что бакалавр недостаточно квалифицирован, по моему мнению, неверно.

За 4 года обучения вполне можно усвоить все необходимые знания и навыки (особенно, если провести предложенные выше реформы), а те специальные знания, которые студент получает в магистратуре – глубокое понимание той или иной отрасли права – как раз можно получить на практике, курсах повышения квалификации или, как в старину, почитав книжки.

Научить профессии юриста вполне можно за четыре года. Например, в США срок обучения – три года. Вот мы тебя и подловили, скажет кто-то – в США-то на юрфак поступают после колледжа.

Оставим в стороне вопрос о том, как изучение английской литературы или микробиологии в колледже влияет на рассматриваемый нами вопрос (оно безусловно влияет на кругозор и мышление студента, но мы же о юристах). Перейдем к другому близкому нам примеру – Англии.

В Англии обучение на юрфаке занимает, если честно, четыре года (3 года в университете и потом одногодичный курс подготовки для будущих солиситоров или барристеров). И ничего, никто не жалуется. После этого будущие юристы должны пройти отдельную 1-2 годичную практику (training contract, pupilage).

Ну так и у нас для получения статуса адвоката необходим практический опыт. Есть и другие примеры, включая Германию, где учиться профессии юриста можно очень долго. Это не значит, что нам нужно брать с них пример.

В общем я считаю, что магистратура должна быть добровольной, обучение в ней должно быть осознанным выбором. Пока я вижу только одно основное препятствие на пути к этому.

Речь идет о практике многих фирм не повышать своих сотрудников до позиции (младшего) юриста до получения диплома магистра. У этой практики нет объективного и честного объяснения и мне кажется, что от нее следует отказаться.

Есть и еще одна причина – обязательная военная служба по призыву, военная кафедра на 5 лет. С этим тоже нужно что-то делать, но это уже совсем другая история…

Надеюсь, что описанные мною предложения будут кому-то полезны и, в любом случае, дадут почву для размышлений и дискуссий. В дискуссиях буду рад поучаствовать.

«Адвокат должен быть готов к состязательности и уметь держать удар»

31 мая 2019 г. 15:36

Вице-президент ФПА РФ Светлана Володина – о тонкостях профессии

В День российской адвокатуры вице-президент Федеральной палаты адвокатов РФ, вице-президент Адвокатской палаты Московской области, заведующая кафедрой адвокатуры Московского государственного юридического университета им. О.Е.

Кутафина (МГЮА) Светлана Володина рассказала в интервью «SkillsNet» о предназначении профессии, проблемах адвокатской практики, о том, как построить карьеру выпускнику юридического вуза.

«Skillsnet» – это общероссийская социальная сеть деловых контактов, проект Федеральной службы по труду и занятости (Роструд).

– Светлана Игоревна, как бы Вы определили предназначение профессии адвоката в современном обществе?

– Предназначение адвокатуры не меняется с момента ее создания – это оказание юридической помощи. Помимо представительства по гражданским делам, главной ее функцией, конечно, всегда была и остается защита.

Каждому, кто оказался один на один с предъявленным обвинением, государство предусматривает гарантированную Конституцией защиту, и эту функцию осуществляет адвокатура. В современном обществе виды юридической помощи остаются прежними, но охватывают больше направлений.

Нет отраслей науки или производства, сфер в искусстве, спорте или бизнесе, где бы не требовалась юридическая помощь. Эту потребность покрывают адвокаты.

– Какие проблемы адвокатской практики сегодня находятся в зоне особого внимания Федеральной палаты адвокатов?

– Как и всегда, нас волнует качество работы адвокатов, которое, по нашему мнению, по нескольким критериям может быть улучшено. Выделю три проблемы.

В первую очередь, хочется, чтобы реальная защита получала живой отклик на свою деятельность. Речь даже не о базовых вещах, таких как количество оправдательных приговоров, и не о том, как удовлетворяются ходатайства адвокатов, а в общем о роли адвоката в уголовном процессе. Мы хотим, чтобы она была значимая, фактическая, а не формальная.

Конечно, для следователя и суда менее затратны процессы в особом порядке, когда обвиняемый все признает, и здесь трудно говорить о какой-то роли адвоката. Но ни одну проблему в адвокатской деятельности не решить без изменения подходов в правоприменении.

А для этого необходима реальная состязательность в процессе и абсолютная независимость суда в первую очередь.

Во-вторых, все-таки защитники по назначению не всегда максимально «выкладываются», а нам хотелось бы, чтобы качество работы по назначению и по соглашению было абсолютно одинаково. Мы стремимся к этому сближению. К счастью, практически решена проблема «карманных адвокатов».

Также в зоне внимания остается проблема неурегулированности рынка юридических услуг. 10 лет назад руководство Минюста заявило о намерении навести порядок в этой сфере и объединить в рамках адвокатуры всех тех, кто занимается частной юридической практикой.

С этой целью был разработан и опубликован для общественного обсуждения проект Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи, но до сегодняшнего дня он так и не утвержден Правительством. Мы не можем не обращать внимания на то, что лица с разным уровнем знаний и этических канонов представляют интересы граждан в суде.

Читайте также:  Раздел общего имущества супругов - советы опытного юриста

Государство должно обезопасить граждан от неквалифицированных юридических услуг.

– Верно ли, что у адвокатов, так же как у врачей, есть своя специализация? Или адвокат может взяться за любое дело?

– «Общетерапевтическая» направленность адвокатской деятельности встречается в регионах – там, где нет запроса на узкоспециализированных представителей в судах, в частности, по делам об интеллектуальных правах, ценных бумагах, банкротстве. Другая ситуация в больших городах. В Москве, Санкт-Петербурге, Московской и Ленинградской областях, в городах-миллионниках эффективнее практиковать по специализации.

Ко мне достаточно часто обращаются люди, нуждающиеся в помощи адвоката. Никто не ищет просто «хорошего адвоката». Спрашивают, кто занимается ценными бумагами, товарными знаками, защитой чести и достоинства и т.д.

В целом, адвокатура движется в этом направлении, и это правильная тенденция. Очень важно, чтобы адвокаты, занимающиеся определенными практиками, подтверждали это и заявляли о себе как о специалистах.

Со временем это поможет сделать поиск специализированных адвокатов для граждан и юридических лиц доступнее.

– Как бы Вы рекомендовали строить карьеру студенту или выпускнику юридического вуза, если он стремится стать адвокатом? И как строился Ваш профессиональный путь в этом плане?

– Однажды я пригласила представителя одной крупной юридической фирмы на встречу со студентами. Его пожеланием было выступить именно перед первокурсниками: дескать, они в первый год должны выучить один урок. Он пришел в самом начале учебного года и принес с собой два резюме.

Одно – традиционное: закончил школу, бакалавриат, магистратуру и ищу работу. Другое – даже трудно описать… В нем были перечислены все активности: учеба, конкурсы, практики, конференции и проч. Человеку кроме аудиторного времяпрепровождения было интересно постигать что-то самостоятельно.

Очевидно, что именно его резюме вызовет интерес работодателя.

Расскажу еще один случай, который произошел на конкурсе «Хрустальная Фемида» (это конкурс по конституционному правосудию среди студенческих команд, который проводит Институт права и публичной политики). Меня впечатлило выступление одного участника.

По моей оценке, он показал себя на уровне очень хорошо говорящего и думающего адвоката. На следующий год я встретила его на занятиях в школе молодого ученого МГЮА им. О.Е. Кутафина. Вспомнив ту замечательную речь, я предложила свою помощь – была возможность рекомендовать его в одно из крупных столичных адвокатских образований.

Он ответил, что самые крупные международные юридические фирмы уже направили ему свои предложения о работе. Мне стало интересно, кого хотят к себе на работу топовые юристы, попросила прислать резюме. Оказалось, что парень из Екатеринбурга с 8-го класса участвовал и побеждал во всевозможных международных конкурсах.

Его резюме было на нескольких страницах, а знание трех иностранных языков уже выглядело как полезное дополнение. Таких мало. Но я была очень рада, что студентам на первом курсе показали те два резюме.

Рынок насыщен, поэтому нужно понимать, что работодатель будет выбирать тех, кто демонстрирует свою заинтересованность в профессии с момента учебы. А когда, если не в это время, делать чего-то большее, чем требуется?!

Как у меня строился путь? В то время в адвокатуру брали пять или шесть человек в год. Вариантов попадания в профессию через родственников у меня не было, поэтому единственный шанс – стать секретарем в юридической консультации (они проходили сверх квоты).

Я этого так сильно хотела, что такой шанс мне был дан, и получилось устроиться в консультацию на Баррикадной. Заведующим был Леонид Исаакович Фрейдлин, которому я благодарна за все, что произошло в моей судьбе.

Он показал, что такое настоящий адвокат, мне было с кого «рисовать фасоны».

– Какими качествами (талантами, компетенциями) должен обладать человек, чтобы из него «получился» хороший адвокат?

– Наверное, никаких особенных качеств, кроме как готовности к состязательности и умения держать удар, я не смогу назвать. Как и в любой работе, есть два обязательных требования к себе – быть порядочным и профессиональным.

Хороший адвокат должен иметь навыки юридического анализа и профессиональной коммуникации, знать судебную практику, быть способным самостоятельно писать процессуальные документы, а не заполнять шаблоны, уметь эффективно выступать в процессе.

Цицерон, определяя, кто может быть судебным оратором, когда-то перечислил такой набор качеств: изощренность логика, мудрость философа, язык поэта, память юриста, мощный голос трагика, жесты и грация великих актеров.

При этом, если хотя бы что-то будет упущено, то судебного оратора не получится. Это абсолютная формула успеха адвоката.

– Можно ли попасть к Вам на стажировку? Если да, то, как это сделать?

– Как адвокат я не беру на стажировку, но можно попасть на практику в ФПА РФ. Это будет полезно, если будущий адвокат понимает, зачем ему это.

– Российское законодательство часто меняется, адвокаты – это те люди, которые должны быть в курсе всех изменений. Повышают ли адвокаты свой профессиональный уровень, существуют ли специализированные курсы или центры для этого?

– Мне кажется, одно из обязательных условий высшего образования – это получение навыка постоянного обновления изученного. Юрист понимает, что в кодексы регулярно вносятся изменения, которые надо отслеживать.

К счастью, современные студенты живут в интернет-пространстве, поэтому для них бумажные кодексы имеют меньшее отношение к реальности, чем то, что они видят на экранах своих гаджетов. Кстати говоря, некоторые работодатели на собеседовании уже интересуются умением пользоваться специализированными программами.

В частности, аналитическая система «Сутяжник» действительно в разы облегчает работу адвоката. Навык работы с этой программой включают в перечень основных требований к соискателю.

Лучшим способом повышения квалификации является общение с настоящим профессионалом. Мы с коллегами шутим, что в очередной раз после встречи где-то в командировке, проведя некоторое время в самолете и обсудив, что происходит в адвокатуре или правоприменении, вполне можем выписывать друг другу сертификат о повышении квалификации.

В адвокатском Стандарте повышения квалификации, который включает также нормы для стажеров адвокатов, закреплены формальные требования: обязательные часы и существующие формы обучения. Но все же для специалиста в нашем деле все начинается с профессионального общения и самообразования. Следующий уровень – участие в профессиональных конференциях, круглых столах, публичных дискуссиях.

Например, недавно состоялась уникальная конференция по особенностям спорных составов квалификации. Некоторые адвокаты, которые были мной приглашены, по окончании написали, что она стала событием в их жизни. Такие яркие впечатления, собственно, и есть задача повышения квалификации. Они очень хотели туда попасть, чтобы услышать принципиальные вещи, которые помогут им в работе.

Это получилось.

Еще одна ступень – чтение специальной литературы – как монографической, так и периодической. Конечно, участие в обучающих вебинарах, прохождение курсов повышения квалификации и т.д.

– Что самое сложное, самое приятное и что самое главное в работе адвоката?

– Самое сложное – это остаться один на один с подзащитным после поражения. К этому нужно быть готовым и это нужно уметь делать, потому что результат ожидаемый и получаемый – вещи разные, особенно в уголовном процессе.

Самое приятное, когда ты понимаешь, что делал что-то не зря. Когда тебе что-то удалось сделать.

Меня удивляют адвокаты, которые говорят, что выиграли 100 дел из 100 проведенных. Это были дела о расторжении брака без раздела имущества? В других случаях – это неправда. Так не бывает. Поэтому главное – не отчаиваться.

Всех с праздником, с Днем адвокатуры! Победа за нами!

Источник публикации: https://skillsnet.ru/dashboard?post=5cf0b3602eae3c0736eb86f0

Юриста из меня не получилось.. | Женский журнал онлайн — EVA.RU | Образование и работа

  • Куда можно пойти работать с юридическим образованием?Не могу я работать юристом, не по мне это.. У меня мягкий характер, нет настойчивости… С документами я хорошо разбираюсь, а вот с людьми, когда надо отстоять кого-то или добиться.. то тут я пассую..Не могу перебороть себя. И еще заметила, что стала бояться до дрожи ответственности за вдруг допущенные ошибки в юр. сфере. (гипотетические ошибки, которых еще нет, но я переживаю.. а вдруг..) Сейчас уже второй год работаю личным помощником директора, но это тупиковая должность — я в нее сбежала из юридической сферы. И никак не могу понять куда мне пойти работать. Были мысли вообще из ряда категорической смены профессии. Пойти в мед. училище, стать косметологом.. но я прекрасно понимаю, что я живу документами, скучаю, если долго не составляю что-то…Мне 33 года, есть еще возможность что-то поменять..П.С. может у кого-то есть такой же опыт разочарования в юриспруденции и счастливое нахождение новой деятельности и какой?
  • Про кадры, мне кажется, хорошая идея. А в нотариальной конторе по мне так очень страшно с документами)
  • Кадры — для меня пока темный лес. Нотариальные услуги — знакомы. Там впринципе повторяющиеся действия годами (одно и тоже), сфера узкая для ошибок. Делай себе доверенности, заверяй подписи, иногда договора. Наследство — всегда было интересно..Но высшая планка — это помощник с лицензией…А кадры — я так понимаю, что огромный там объем и разноплановая деятельность…Часто меняющаяся законодательная база и всякие унифицированные формы…Зато возможен наверное рост карьерный и зарплатный.. Запуталась я и устала от постоянных размышлений.. куда…?А возьмут ли?
  • У меня тоже юробразование. Ни дня не работала. Понимаю, что не совсем мое. В нотариат вас вряд ли возьмут-у нотариусов тоже есть дети и внуки. Если только с курьера начинать.
  • У меня в департаменте когда-то работала девочка, очень застенчивая, нерешительная, такая Аленушка из сказки. Но при этом великолепно работала с документами, была такая вдумчивая, занудная в хорошем смысле слова. Короче, я ее на товарные знаки посадила. И как же она преуспела в интеллектуалке! Сейчас она патентный поверенный и очень востребованнный специалист. Попробуйте, это во-первых очень интересная сфера деятельности, во-вторых — тут именно раскопки надо вести и думать головой.В нотариалку если пойдете, то 99% что будете всю оставшуюся жизнь работать помощником нотариуса.
  • Я еще подумала, может мне закончить МГЮА магистратуру по судебной экспертизе и окончить почерковедческую экспертизу? Дорогая у них только магистратура…Единственное, я переживаю, что никуда не смогу потом устроиться на работу…
  • а кем вы сейчас работаете?
  • Ошибки, совершенные «просто юристом» ничто по сравнению с ошибкой эксперта.
  • а мне кажется там проще, экспертизы бумажек это не завал контрактов на миллионы… на месте автора можно и подумать..
  • идите в гос. структуру, в какой-нибудь нормативно-правовой отдел
  • я тоже разочаровалась в юридической деятельности. не хочу, не мое, декрет уже долгий-многое подзабыто, да и с бумажками возиться нет желания никакого. тоже думаю куда можно пойти работать не по своей специальности. мне 27, закончила МГЮА.вот какие мысли у меня, может быть получить второе во педагогическое или просто переквалификацию и преподавать в школе право,экономику,обществозн… у меня еще другая есть проблема-детей надо в 5 забирать из сада,какие-то доп занятия,работая юристом это невозможно успевать, даже до 6 у меня не получалось никогда работать, еще живем за городом, а так можно где-то недалеко устроиться.а работать на няню и водителя не хочу.хочу сама по возможности заниматься своими детьми. материальный вопрос пока не стоит остро,хотя приятно было бы зарабатывать нормальные деньги.
  • кстати, мысль!такие вакансии появляются на работных сайтах или надо обзванивать эти гос.структуры? Зарплаты там наверное маленькие, но зато без нервов, наверное..
  • так вот и я ращу сама детей, потому что мне это важно и интересно, юриспруденция мне нравится, но в теории, училась я с большим удовольствием, а вот на практике все оказалось не так радужно..т.к надо было тоже и из сада и спервого класса забирать рано, то пошла в бюджет просто помощником, все успеваю, но это тупиковая работа..Думала пойти как писала выше в медучилище, потом косметологом -мне представляется радужной профессией, просто многих лично знаю..Думала осовить профессию логопеда (вечная профессия).
  • я тоже про косметолога думала. ну а как вам моя идея с педом? и школой? мне кажется интересно. со старшеклассниками можно многое обсудить по теме, составить интересный план занятий. если конечно дети вменяемые и школа нормальная. еще я думала про мед, очень жалею что не пошла в свое время. но поезд ушел, все же это не может быть заочным и надо вычеркнуть из своей жизни лет 7, не могу себе это позволить, опять таки мои дети мне важнее всего
  • А у вас какая специализация? с какой отраслью права хотите работать (имеете опыт)? налоговое, корпоративное, договорное, трудовое и т.д. Можно пойти в КонсультантПлюс — писать аналитику, здесь как раз такая работа — документы и юридическая сфера, общения с клиентами — нет ввиду отсутствия практики, если интересно — пишите
  • А почему высшая планка только помощник? До нотариуса никак не дорасти?
  • Я читала, что им очень сложно стать, не потому. что много ума надо, а потому что очень большая очередь в нотариусы, а мест ограниченной количество на Москву.
  • мы с вами как близнецы , я про мед уже всю «плешь» себе сгрызла, тем олее что мама у меня хирург. Но в 17 лет трудно понять кем ты хочешь, а семейный совет решил, что не хватает для счастья юриста. Инженер есть, врач есть, дедушка с бабушкой педагоги, а вот юриста… Вот и мучаюсь теперь.. Ни себе ни людям.. Педагогом лично я не хочу, тоже не мое..а вы, почему бы нет… Я главного боюсь, что не возьмут с нуля меня в 33 году никуда!
  • Да, мне интересно.У меня гражданско-правовая специализация. Трудовое меня оч. интересует, представление о нем есть, опыта нет. Для меня оч. интересна работа с документами, но без судов. Но нужен ли вам новичек?rinina@list.ru
  • Последние года три вы только и делаете, что жалуетесь тут и ищете работу (ник не буду ваш называть). Странно как-то. Думаю, что дело не в какой-то конкретной профессии или должности, просто вы по жизни боитесь брать на себя ответственность. Но это приходится делать на любой работе по любой специальности. Безответственные работники никому не нужны.
  • В итоге работаю в салоне красоты. Начинала работать еще во время учебы в институте. А потом уже просто с хорошей ЗП не смогла уйти. Жить было надо на что то. Да и семейные обстоятельства не позволили
  • очень интересно а кем? административная должность или резко смененная специальность? Вы не жалеете, что не стали юристом? Я вот нет, но скучаю по документам и консультациям.
  • людям свойственно сомневаться, тем более, чем старше они становятся.. так что… ничего странного в этом поиске нет.. главное найти, то что нравится и тогда ни ответсвенности ни чего-либо другого будет не страшно.. А когда не любишь, да еще и не уверен, да еще и ничего другого не видишь, тогда любой будет сомневаться..А я как работала так и работаю со всей ответвенностью, но это мне не нравится, а лучшего придумать пока не могу, вот и спрашиваю. Спасибо, что у вас такая хоршая память и удачи вам!
  • можно переучиться на HR,если любите работать с людьми больше,чем с бумагами.
  • Не администратором-мастером по маникюру(((. Так уж вышло((( Не могу жалеть о том, чего не пробовала))) Вряд ли смогла бы. Перебирать бумаги-не совсем мое. Я человек творческий, мне надо творить-у меня первая специальность творческая. Долго по ней работала, потом сменила. Но вернуться всегда смогу. НО , с другой стороны, если бы не работа в салоне-вряд ли купила бы квартиры свои)))До сих пор в поиске себя-уже не могу работать на дядю. Возможно скоро снова сменю в противоположную стророну)))
  • вот и мне 33, и тоже юрист, и тоже жалею, что не пошла в мед, тоже есть мысли о косметологе. Ещё мечтаю быть библиотекарем, но оплата там, сами понимаете…Только мне юриспруденция все же нравится, потому что я никогда не работала в юрфирме, всегда была юристом в больших корпорациях, а там ошибки не очень заметны, я даже не знаю, были ли они у меня. Никогда не вылезали, во всяком случае. А когда к нам приходили работать люди из юрфирм, с ними было оооочень сложно — они невероятно боялись брать на себя ответственность. Я, видимо, такая как вы по характеру — документы люблю, а в силу мягкости характера с людьми сложновато. Поэтому обожаю договорную работу, и просто ненавижу суды, где нужно уметь настоять на своём, обхитрить, доказать. Беееее…К счастью, у меня только 5% — это суды, остальное — бумажки: договоры, юридический анализ и справки. Попробуйте устроиться In-house lawyer, то есть юристом в большую компанию, неюридическую. Вдруг понравится? И менять радикально ничего не придётся
  • Спасибо! Вы все правильно подметили. Суды — это ужас, и там где надо настоять и обхитрить тоже ужас..
  • :о))) Вам прям под конец уже и диагноз поставили и срок его давности определили. Не обращайте внимания. Никто вас не знает настолько хорошо, как вы сами себя. Мой вам совет: если пока не нашли себя, не зависайте на одном месте — так ничего не решишь. Эсперементируйте, перебирайте варианты, пока есть возможность.
  • спасибо большое! иногда, я очень заморачиваюсь на тему, что я не выбрала кем стать, а иногда смотрю с какой легкостью людт выбирают координально противоположные специальности и это придает мне уверенности…
  • Это нормально, что не у всех получается сразу понять, кем они хотят быть и что им нравится делать и что у них получается делать. Для этого надо себя узнавать буквально каждый день. У меня тоже юридическое образование, я, можно сказать, в институт пошла за компанию с подружкой, мне было 27 лет и я не знала, что я хочу делать в жизни. Я тоже все думала, что из меня не получится юрист, ответственности боялась ужасно, вообще всего боялась. Хуже всего, что как только я закончила институт, мне пришлось принимать решение об отъезде в америку, где система права сильно отличается и адвокатом стать не так то просто. Поскольку я больше ничего особенного не умела делать, меня взяли в юридический офис секретарем. Потом адвокат взяла себе в помощники и т.д. Вот так потихоньку работая в разных офисах, с разными отраслями права я постепенно поняла, что все со мной в порядке, что мне очень нравится работать с людьми, что у меня хорошо получается объяснять сложное и я выбрала себе занятие в юриспруденции. Хоть это и нескромно, но похвастаюсь, что я доучилась здесь и сдала экзамен на адвоката Нью-Йорка
  • Привет! У меня похожая проблема разочарования в юриспруденции. Новое направление не нашла для себя. Хочу просто поделиться: после школы училась в техникуме на юриста, считала, что выбор профессии был идеальным, после в институте выучилась по специальности «государственное и муниципальное управление», в 30 лет поступила в академию получать второе высшее юридическое, в 34 закончила обучение. Работала юристом. В 37 лет полностью разочаровалась в професии. Хотя, до 37 лет во время учебы и работы никаких сомнений в выборе професии ни на минуту не было. Вот, бывает и такое!! Всем желаю удачи!
  • Стать нотариусом — очень дорого.Это кастовая профессия))
  • Работа юристом может быть разная, направлений десятки. Нотариус-одно, судебный юрист-другое, правоохранительные органы-третье. Вот вы все учились и учились бездумно, уж извините за тафтологию, и просто не нашли свое направление.
  • прикольный ник у Вас)) самый что ни на есть юридический))
  • причем тут разочарование в юриспруденции? Вы не умеете с людьми работать и не уверены в собственных силах и знаниях.Юристу везде дорога, но если вы просто юристом работать не можете, то что толку вам дальше советовать?
  • жесть, я такого отношения к жизни просто не понимаю. Закончить лучший юридический вуз страны, и просрать диплом сразу дома в декрете. Вам были бы открыты все двери — лучшие юрфирмы, крупные компании, куда угодно.Я не в России, работаю в юротделе. Сейчас ищем замену уходящему коллеге. Девочка с 2 годами профессионального опыта в топ-юрфирме, но с блестящими оценками в дипломе, зарабатывает 130 тысяч евро в месяц. А в России юристы «перебирают бумажки».Как можно так к себе относиться? Ума не приложу…
  • +1, юристы разные и специализаций куча. Прокурор тоже юрист, как и юрист-договорник. Образование одно, а специализация и функции совершенно разные.
  • Вот именно.Я тоже МГЮА закончила, и тоже сидела в декрете какое-то время. Но реально вот, образования жалко и усилий. Просто надо найти работу под себя.Я вот судебник. График работы свободный, завишу только от судебных заседаний. Сама так себе жизнь обустроила, чтобы и деньги были, и возможность приглядывать за детьми. Не понимаю, как можно тупо профигачить образование, которое тяжело дается и много времени отнимает((

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *