Возможно ли задержание подозреваемого до возбуждения уголовного дела? — советы опытного юриста

Вопрос о возбуждении уголовного дела в отношении неустановленных лиц относится к тем практическим приемам ведения следствия, которые не придаются огласке в научной литературе.

С точки зрения науки уголовного процесса, в рамках академических курсов университета, вообще не исследуется, так как доктринально презюмируется, что возбуждение уголовного дела не предполагает его персонификацию, последняя же является самостоятельной стадией уголовного процесса (привлечение в качестве подозреваемого конкретного лица).

Однако вопрос наиважнейший, как для теории уголовного процесса, так и для практики применения уголовно – процессуального закона. Во – первых, с точки зрения теории, в России не разделена деятельность органов дознания и субъектов предварительного следствия. Так, например, УПК РФ не дает определения уголовного дела вообще.

Существует определение уголовного преследования (ст. 5 п. 55 УПК РФ)- процессуальная деятельность, осуществляема стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления. При этом, Главой 6 УПК РФ ст.

40 УПК РФ орган дознания отнесен к «участникам уголовного судопроизводства со стороны обвинения» (глава 6 УПК РФ).

При этом под уголовным судопроизводством понимается (ст. 5 п. 56 УПК РФ)- досудебное и судебное производство по уголовному делу.

Таким образом, как это ни парадоксально, понятие уголовного судопроизводства в России шире понятия уголовного преследования, поскольку определение второго четко ориентировано на конкретное лицо – подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления, в то время как уголовное судопроизводство не связано с уголовным делом возбужденным или расследуемым в отношении конкретного лица. При этом законодатель абсолютно небрежен в определении понятий подозрение и подозреваемый. Возможно ли задержание подозреваемого до возбуждения уголовного дела? - советы опытного юриста

Подозрение как юридический факт, влекущий за собой изменение прав и обязанностей участников правоотношения не описано и не определено в УПК РФ.

Здесь все отдано на откуп практике, при том, что это фундаментальный вопрос уголовного процесса. Статус подозреваемого, момент его приобретения так же не определен. Даже положения ст.

91, 92 УПК РФ освещают права органов дознания и предварительного следствия в отношении лица, которое уже является подозреваемым.

Таким образом, УПК РФ в этой части полностью унаследовал карательный характер, когда оперативно- розыскная деятельность синкретична с предварительным расследованием, вплоть до предъявления обвинения, функции идентичны, а полномочия равны. Возбуждение уголовное дела, и само уголовное дело является лишь формальностью, которая позволяет легализовывать материалы ОРД, не изменяя при этом режим секретности (меняя режим ОРМ на следственную тайну). Формой такого единения является возбуждение уголовного дела в отношении неустановленного лица. При этом УПК РФ позволяет проводить все необходимые следственные действия в полном объеме по делам, возбужденным в отношении неустановленных лиц. Так, ст. 208 УПК РФ не называет в качестве основания для обязательного приостановления дела невозможность установить лицо, причастное к совершению преступления. Указано, что дело приостанавливается в случае, если лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого, не установлено (ст. 208 ч. 1 п. 1 УПК РФ). Во всех остальных случаях речь идет опять же о подозреваемом, который скрылся, либо болен. Возможно ли задержание подозреваемого до возбуждения уголовного дела? - советы опытного юриста После чего лицо задерживается органом дознания, а в дальнейшем и следователем в порядке ст. 91, 92 УПК РФ. Это идеальная схема для так называемых «заказных дел». Стоит ли говорить о том, что вмешательство защитника, общественности в данный период времени и попытка реализовать гарантии УПК РФ не меняет и не может изменить ничего? Насколько это законно? Абсолютно законно с точки зрения положений УПК РФ. В России досудебное производство по делу поручено всем видам правоохранительных органов. Закон прямо говорит об этом (ст. 5 п. 9 УПК РФ). Момент получения сообщения о преступлении так же размыт, но все же законодательно описан как повод для возбуждения уголовного дела (ст. 140 УПК РФ). И здесь законодатель не утруждал себя юридической техникой. Один лишь сопоставительный анализ ст. 140 ч. 2 УПК РФ и требования ст.143 УПК РФ сразу открывает глаза на силу органов дознания. Фактически судьба дела решается рапортом сотрудника органа дознания, а так же и следователя, прокурора и т.д., определяющим признаки преступления которое он обнаружил. В практике данные признаки вовсе никогда не указываются, но сам рапорт является уже достаточным основанием для возбуждения уголовного дела в отсутствии проверочных ОРМ. Возможно ли задержание подозреваемого до возбуждения уголовного дела? - советы опытного юриста Как нет и указания о том, когда именно задерживать, считать подозреваемым, или привлекать в качестве обвиняемого лицо, в отношении которого собраны доказательства о причастности к преступлению. В итоге наш следователь может с момента возбуждения уголовного дела и принятия его к производству точно знать, кто совершил преступление, иметь доказательства совершения преступления данным лицом (начиная от свидетельских показаний, и заканчивая материалами ОРД, вплоть до негласного сбора образцов для сравнительного исследования, данных ОТМ и прочее) и ничего не делать для его привлечения в качестве обвиняемого. В отношении него будет подозрение. При этом излюбленной тактикой следствия является допрос лиц, в отношении которых собрана практически вся доказательственная база, в качестве свидетелей, проведение с ними очных ставок, без предоставления гарантий ст. 51 УПК РФ, разумеется.

Возможно ли задержание подозреваемого до возбуждения уголовного дела? - советы опытного юристаВ итоге положения о равенстве стороны защиты и обвинения, продекларированные ст. 15, 244 УПК РФ приобретают зловещий смысл в буквальном понимании текста- «равны перед судом, в судебном заседании». Принципы, закрепленные ст. 14 и 16 УПК РФ вообще не имеют реализации по такого рода делам. Действительно, если дело ведется в отношении неустановленного лица, которое формально не привлечено к уголовной ответственности, более того в отношении, которого не ведется уголовного преследования, а имеет место быть всего лишь уголовное судопроизводство, то кого же считать невиновным до вступления в силу приговора суда, кому обеспечивать право на защиту?

Если прибавить к этому тот факт, что неустановленные лица, становятся установленными обычно за одну, две недели до окончания сроков предварительного расследования, требования ст.159 ч. 2, 86 ч. 3 УПК РФ являются изначально мертворожденным правом, защита лишена права ходатайствовать перед прокурором о продлении сроков предварительного расследования, то можно сделать вывод, что наш демократический УПК РФ предоставляет правоохранительным органам механизм ведения уголовного дела, позволяющий доказать в суде виновность любого лица в инкриминируемом деянии. Мы не случайно использовали термин «правоохранительные органы».В УПК РФ нет четкого разделения органов дознания и органов предварительного следствия, не говоря уже о том, что в РФ нет отдельного органа, занимающегося предварительным расследованием. Сама по себе система подследственности уникальна и не для юриста представляет собой лабиринт, которому позавидовали бы самые изощренные хранители сокровищ. В неописуемый восторг приводит, например, положение ст. 151 ч.5 УПК РФ, особенно когда ОРЧ разных ведомств ведут независимо друг от друга разработку фигурантов, а затем прокурорскими работниками создаются оперативно- следственные группы, включающие в себя следователей каждого ведомства. Это позволяет по одному делу сразу же записывать раскрытие двум, трем оперативным подразделениям разных ведомств, получать премии, а как это влияет на статистику раскрываемости преступлений по стране! Возможно ли задержание подозреваемого до возбуждения уголовного дела? - советы опытного юриста Таким образом, предварительное следствие, по сути, в РФ может вести любой сотрудник правоохранительных органов и это будет абсолютно законным.На наш взгляд именно этот факт синкретичности органов дознания и органов предварительного следствия является основой для осуществления предварительного следствия в отношении неустановленных лиц. Симбиоз ОРД и следствия, как это ни странно достигает своего апогея в среде прокурорских работников, которые не обращая ни на что внимания, в рамках 144 ч. 1 УПК РФ отбирают объяснения, реализуя по сути первый вид ОРМ – опрос, или, например, положения ст. 202 УПК РФ, дублирующие аналогичный вид ОРД. При этом положения ст. 51 УПК РФ в расчет не принимаются, так как речь не идет о даче показаний. Хотя и по духу конституции, и по здравому смыслу термин «свидетельствовать» должен распространяться и на образцы для сравнительного исследования. Все это еще раз доказывает, что в ни в практике, ни в теории уголовного процесса в России не сложилось четкого разделения между органами дознания и предварительного следствия. Структура организации правоохранительных органов, которым придано следствие лишний раз подтверждает это.Практика возбуждения уголовных дел, в отношении неустановленных лиц, при том, что в самом поводе для возбуждения уголовного дела (заявлении, рапорте), собранном материале доследственной проверки, прямо указывается на лицо совершившее преступление, — является наследием и закономерным результатом отсутствия четкой грани между оперативно – розыскной деятельностью, которая по своей природе носит негласный характер и предварительным следствием, которое наоборот является публичной функцией государства, основанной на состязательности и открытости для лица, привлекаемого к уголовной ответственности. Мягкий переход тайны ОРД в следственную тайну, реализованный в нашем УПК РФ, в отношении дел, возбужденных в отношении неустановленных лиц, отсутствие возможности у суда по возвращении дела для полноценного дополнительного расследования, позволяют говорить о том, такой порядок уголовного судопроизводства не соответствует и не может соответствовать требованиям ст. 1 ч. 3 УПК РФ. Справедливое правосудие с учетом такого механизма уголовного преследования не может быть достигнуто, равно, как и реализованы нормы о праве на защиту. Представляется необходимым предложить разумные изменения в законе, связанные с устранением разницы между уголовным преследованием и уголовным судопроизводством, направленные на лишение возможности следствия, органов дознания возбуждать уголовные дела в отношении неустановленных лиц, расследовать их в полном объеме в отношении конкретных лиц. При нынешней системе организации правоохранительных органов в РФ, симбиозе следствия и органов дознания, представляется возможным до появления конкретного подозреваемого, обвиняемого проводить весь комплекс необходимых мероприятий в рамках ОРД, без возбуждения уголовного дела.

В противном случае каждый подвергается опасности в один прекрасный день узнать о своей следственно — доказанной причастности к преступлению, которого не совершал. А с учетом таких статей УК РФ как, например, ст. 330 УК РФ обвинение может быть полностью обоснованным и законным.

Читайте также:  О судебной практике по делам о наследовании - советы опытного юриста

Избавляемся, освобождаемся от уголовной ответственности — основные следственные и судебные ошибки

Юридическая энциклопедия «МИП» » Инструкции » по судебным и следственным ошибкам Возможно ли задержание подозреваемого до возбуждения уголовного дела? - советы опытного юриста

Получить заключение эксперта по судебным и следственным ошибкам чтобы для того чтобы избежать уголовной ответственности в два клика

Содержание

Вы столкнулись с судебной или следственной ошибкой ?

Пересмотрим решение в вашу пользу!

Статья написана бывшим сотрудником аппарата прокуратуры РФ, младшим советником юстиции Сафроновым С.В.

  • Как бывший сотрудник уголовно-судебного отдела государственных обвинителей аппарата прокуратуры города Москвы, поддержавшего обвинение более чем по 1500 уголовным делам различных категорий, изучившего более 2000 уголовных дел перед направлением в суд на предмет следственных ошибок, предлагаю вам ознакомиться с сутью моей бывшей работы, уголовного процесса в целом, а также остановиться на ряде типичных ошибок, допускаемых следователями (дознавателями) в ходе производства предварительного расследования по уголовным делам.
  • После этого поговорим про вынесение судами незаконных и необоснованных приговоров, рассмотрим примеры.
  • Попробую изложить все простым языком, несильно углубляясь в тонкости юридической терминологии, чтобы было намного понятнее, что я хочу сказать.

Итак, всем известно, что УПК РФ устанавливает на всей территории РФ состязательный порядок уголовного судопроизводства. Что это значит? В процессе участвует две стороны — сторона обвинения, которая выступает против обвиняемого, и сторона защиты (в гражданском процессе, для сравнения, участвуют истец и ответчик).

Сторону обвинения представляет прокурор (помощник прокурора, заместитель прокурора), потерпевший, а сторону защиты – подсудимый и его адвокат. Адвокат, выступая как представитель подсудимого и его доверитель, подтверждает свои полномочия ордером и адвокатским удостоверением.

Каждая сторона во время судебного разбирательства представляет суду свои доказательства, заявляет отводы (самоотводы) участникам судебного процесса, протесты.

Обеспечение явки свидетелей (неявка свидетеля не рассматривается как отказ от дачи показаний) осуществляется государственным обвинителем, который, как правило, оформляет поручение следователям и сотрудникам оперативных подразделений.

 По окончании судебного процесса судья делает вывод о виновности или невиновности подсудимого, а также о правильности квалификации его деяний органами следствия и о наказании за совершенное преступление. Принятое судом решение может быть обжаловано в суде высшей инстанции.

Как показывает моя практика, если дело доведено до суда, подсудимый будет осужден в 90% случаев.

И лишь 10% остается на то, что в суде могут всплыть так называемые «подводные камни» (изменятся обстоятельства, истекут сроки давности, убеждения в виновности подозреваемого могут поменяться в силу собранных адвокатом доказательств, приглашение нового свидетеля и т.п.), и дело будет прекращено либо подсудимый будет оправдан.

Таким образом, напрашивается вывод – чтобы обвиняемый мог по максимуму обезопасить себя от возможного наказания и последующей судимости, добиться смягчения наказания, необходимо приложить максимум усилий в ходе предварительного расследование уголовного дела, то есть до суда.

Нужно заключить типовой договор (соглашение) с адвокатом на оказание юридической помощи, который включает в себя следующие примерные разделы, регулирующие отношения адвоката и клиента: предмет и порядок выполнения соглашения, срок действия соглашения, порядок его расторжения.

В содержании договора указываются дополнительные условия. оговоренные при заключении соглашения, адреса и реквизиты сторон. Услуги адвоката оплачиваются непосредственно при заключении соглашения.

Если адвокат участвует в уголовном процессе по назначению суда (а не по договору), то процессуальные издержки ему возмещаются.

И работа защитника должна начинаться не с момента возбуждения дела в отношении подзащитного, а уже в ходе проведения предварительной процессуальной проверки в порядке ст.ст. 144 — 145 УПК РФ.

Данная проверка заключается в собирании органом предварительного расследования различных данных (документов, вещей, опросов лиц, розыска свидетелей, потерпевших, пострадавших и т.д.

), на основании которых будет сделан вывод о необходимости возбуждения уголовного дела либо об отказе в возбуждении и непричастности подзащитного к инкриминируемому деянию.

Поэтому, в ходе данной проверки подозреваемому нужно давать пояснения только в присутствии защитника. Так вы сможете избежать давления со стороны органов следствия, которое имеет место при расследовании многих уголовных дел.

В некоторых случаях, когда доказательства практически отсутствуют, есть смысл воспользоваться ст. 51 Конституции РФ и вообще отказаться давать какие-либо пояснения.

По крайней мере, до консультации с вашим защитником не стоит давать пояснения по поводу даже явных недоразумений, исключающих ваше участие в конфликте, в результате которого возбуждено уголовное дело. 

Как показывает моя практика, порядка 30 процентов уголовных дел возбуждается именно на первичных показаниях потенциального подозреваемого. Особенно если человек ранее не попадал в подобную ситуацию и теперь ему нанесли визит сотрудники полиции, он обязательно растеряется.

Испытав психологическое давление (угрозы, оскорбления, клевета, шантаж, предложение сотрудничать со следствием, обещания не привлекать к ответственности и т.д.), человек принимает решение сознаться в преступлении, даже которого не совершал, но к которому привлекается как подозреваемый.

В будущем отказаться от показаний, изменить их очень сложно, а доказать факт применения незаконных методов расследования со стороны сотрудников полиции практически невозможно.

Именно поэтому, при возникновении такой непредвиденной ситуации как проведение в отношении вас процессуальной проверки незамедлительно обращайтесь за помощью к адвокату.

Это должен быть не начинающий адвокат, который недавно как студент защитил диплом и прошел преддипломную практику, услуги которого стоят недорого, а опытный адвокат, довольно известный, который может быть и не защищал знаменитостей и общественных деятелей, не имеет в своей практике так называемых «громких» дел, но который имеет обширную юридическую практику. Услуги опытного адвоката платные и гонорар немаленький, но нанимать стоит все же опытного правоведа, потому что качество оказываемых им услуг (защита обвиняемого в суде) намного выше. Узнать, сколько стоят услуги адвоката Вы можете посмотрев прейскурант с указанием цен (прайс-лист) на сайте адвокатского бюро. Стоит отметить, что нанятый Вами адвокат должен иметь узкую специализацию: это должен быть именно адвокат по уголовным делам, а не автоюрист/автоадвокат, адвокат по ДТП, семейный адвокат или адвокат по экономическим преступлениям. В данной ситуации — это крайне важно. Специфика ведения уголовных дел в судах общей юрисдикции и дел, касающихся  хозяйственной деятельности предприятий, в арбитраже различна.

Допуск адвоката в уголовное судопроизводство возможен с момента задержания подозреваемого, заключения под стажу или предъявления обвинения. Все необходимые процессуальные действия до возбуждения уголовного дела должны пройти под контролем вашего адвоката, который осуществляет сопровождение клиента и добивается прохождения данного этапа без нарушений закона.

Теперь рассмотрим ситуацию, когда уголовное дело уже возбуждено.

Начинается предварительное расследование с вынесения следователем постановления о возбуждении уголовного дела (далее – ВУД). Сразу оговоримся, что в случае несогласия с вынесенным постановлением последнее может быть обжаловано лицу, осуществляющему руководство следственного органа, прокурору либо в суд. Именно постановлением о ВУД открывается первая страничка уголовного дела.

Теперь рассмотрим типичные ошибки из моей практики, которые я и мои коллеги выявляли в этом процессуальном документе и которые могут повлиять на дальнейшую судьбу уголовного дела.

Так, часто следователь забывает ставить в документе дату и время его вынесения (либо ставится неверно), неправильно определяет квалификацию деяния, выносит постановление от имени другого лица, что являются грубейшими нарушениями.

  • 1) Неверное указание времени вынесения постановления повлекло его отмену прокурором.

Возможно ли задержание подозреваемого до возбуждения уголовного дела?

В настоящее время в теории и практике уголовного процесса до­статочно актуальным является вопрос о возможности осуществления задержания подозреваемого до возбуждения уголовного дела. Эта про­блема обусловлена следующими обстоятельствами.

Так, с одной сторо­ны, по всем канонам уголовно-процессуального права применение к лицу любой меры уголовно-процессуального принуждения, в том числе и его задержание по подозрению в совершении преступления, возмож­но лишь в связи с производством по конкретному уголовному делу.

Од­нако с другой стороны, в практической деятельности нередки случаи, требующие необходимости задержания лица в тот момент, когда соот­ветствующее уголовное дело еще не возбуждено. Эта проблема в част­ности касается такого основания для задержания, при котором лицо задерживается прямо в момент совершения преступления или сразу после (п. 1 ч. 1 ст.

91 УПК РФ). Эта проблема также может быть связана и с другими предусмотренными законом основаниями для задержания. Например, сотрудники полиции в ходе планового рейда задерживают человека, пытающегося сбыть наркотическое вещество.

Еще одним при­мером может послужить задержание сотрудниками таможни лица, пы­тающегося перевезти через границу контрабандный груз. Задержание может иметь место и в случае прибытия сотрудников полиции по сиг­налу, поступившему на пульт дежурного вневедомственной охраны. По данному поводу имеется еще множество примеров.

Очевидно, что все указанные случаи связаны с только что выявлен­ными признаками преступления. Поэтому ни о каком возбужденном уголовном деле речь здесь идти не может.

Органам дознания или следо­вателю еще только предстоит рассмотреть представленные материалы, провести необходимые проверочные мероприятия, на основании чего решить вопрос о возбуждении по этому поводу уголовного дела.

А за­держание лица, исходя из сложившихся обстоятельств, должно быть проведено сиюминутно, незамедлительно.

Так можно ли в подобных ситуациях проводить задержание до воз­буждения уголовного дела или нет?

Для ответа на данный вопрос необходимо вспомнить, что сам по себе термин «задержание» может пониматься, по крайней мере, двояко.

Как уже отмечалось выше, существует фактическое задержание (захват), то есть не процессуальное мероприятие, заключающееся в физических действиях сотрудников правоохранительных органов по лишению лица права на свободу и личную неприкосновенность.

Существует и юриди­ческое задержание, выраженное в оформлении соответствующего про­токола задержания подозреваемого.

При этом фактическое задержание не имеет процессуальной фор­мы. Его основания и порядок не регламентированы УПК РФ. Фактиче­ское задержание, как отмечалось выше, проводят не дознаватель или следователь, а иные должностные лица правоохранительных органов.

Читайте также:  Наследование акций, долей и пр. - советы опытного юриста

Таким образом, осуществление фактического задержания и доставления вполне возможно и до возбуждения уголовного дела.

В свою очередь, составление протокола задержания подозревае­мого может осуществляться исключительно в рамках уголовного судо­производства.

Следовательно, для принятия процессуального решения о задержании необходимо наличие возбужденного уголовного дела.

Как представляется, вопрос о возбуждении уголовного дела по поводу до­ставленного лица должен быть решен дознавателем или следователем в тот самый 3-часовой срок, отведенный законодателем для составления протокола задержания

Могут ли меня задержать, если уголовное дело еще не возбуждено?

Да, задержание может производиться и до возбуждения уголовного дела. Согласно ст.91 УПК РФ лицо может быть задержано до возбуждения уголовного дела по подозрению в совершении преступления, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы, при наличии одного из следующих условий:

  • когда лицо застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения;
  • когда потерпевшие или очевидцы укажут на лицо как на совершившее преступление;
  • когда на лице или его одежде, при нем или в его жилище будут обнаружены явные следы преступления.

В этом случае речь идет о фактическом (не юридическом) задержании: задержанный доставляется в орган внутренних дел, после чего решается вопрос о возбуждении уголовного дела.

+7 (966) 167 16 36Заказать обратный звонок

Консультация по кредиту
краткая консультация по телефону бесплатно
личная консультация с анализом документов 4 000 руб.
Досудебное урегулирование
проведение переговоров от 4 000 руб.
организация работы с контролирующими органами от 15 000 руб.
Судебная процедура
подготовка документов для обращения в суд от 15 000 руб.
полное ведение судебного процесса от 75 000 руб.

+7 (966) 167 16 36Заказать обратный звонок

Отзывы по кредитным делам

Оспаривание права на землю

С участием адвоката вопросы стали решаться – и с бумагами по земле, и с другими документами. Прошли все инстанции, в итоге доказали, что земля принадлежит нам. Огромная благодарность Ольге – неизвестно, как бы разрешилось дело без нее.

Дело по обвинению в мошенничестве

Только благодаря Жуковой дочь отделалась условным небольшим сроком, хотя по предварительным обвинениям ей светила тюрьма. Всю жизнь буду благодарна за это Ольге Сергеевне!

Взыскание долгов с контрагентов

Жукова организовала переговоры с должниками. Дело сдвинулось с мертвой точки, должники начали реагировать, рассчитались хоть и не полностью, но без суда. Благодарны Ольге, что помогла сохранить бизнес.

Дело о признании банкротом

Обращался, когда жена набрала кредитов по микро займам на всякие чудотовары. Обратились к Ольге по рекомендации. Была проблема со спорными сделками, но она как-то все утрясла в суде. Очень благодарны, спасибо!

Дело о разводе и разделе имущества

Низкий Вам поклон. Деньги и имущество, которые Вы мне отвоевали, конечно, не вылечит от предательства, но все-таки с ним как-то и полегче переживать боль. Спасибо. 

Дело о разделе имущества супругов

Жукова добилась, что несмотря все махинации супруга, и имущество все пополам поделили, и еще половина денег мне досталась с его счетов. Очень благодарна Ольге Сергеевне, что она и как адвокат помогла, и как женщина меня поддержала.

Дело о банкротстве (кредиты)

С 2016 года у нас в семье начались материальные сложности, были проблемы у сына. С того времени набрали кредитов, платеж стал больше моего дохода. С Ольгой познакомились случайно в суде. Она посоветовала банкротство. Согласились и не пожалели. Спасибо.

Досудебное следствие до возбуждения уголовного дела

Любому практикующему адвокату известно, насколько важна стадия доследственной проверки сообщения о преступлении.

Исследования коллег показывают, что решение о возбуждении уголовного дела чаще принимается в случае, если следователь (дознаватель) уверен, что собранных оперативных материалов достаточно для того, чтобы убедить прокурора и судью в виновности обвиняемого.

Получается, что досудебное следствие в реальности проходит на стадии, предшествующей возбуждению уголовного дела.

В бесперспективных с точки зрения следствия случаях, если нет очевидных признаков преступления – например, трупа с явными следами насильственной смерти или настойчивого потерпевшего – выносится постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. В итоге до суда доходят в основном очевидные, удобные следствию дела, по которым гарантирован обвинительный приговор.

Сторона защиты может посчитать это наблюдение трюизмом, а сторона обвинения – отвергнуть, сославшись на высокую раскрываемость особо тяжких преступлений – больше 90% убийств в стране раскрывается.

Приглашаю оппонентов подумать, почему в России количество зарегистрированных преступлений в пять раз меньше на душу населения, чем в Германии. Конечно, отчасти различие объясняется разницей в принципах криминализации деяний. Так, вождение в нетрезвом виде в Германии – уголовное преступление.

Но даже если учесть это, Россия остается страной с поразительно малым числом зарегистрированных преступлений.

Когда реальное решение по выявленному преступлению принимается в «серой зоне» доследственной проверки, критичным становится надзор за работой правоохранительных органов на этой стадии.

Прокурор может пролистать книгу учета сообщений о происшествиях (КУСП) в отделе полиции и увидеть отдельные нарушения, но сложно представить, что человек способен каждый раз выявлять все проблемы с регистрацией сообщений. Поэтому с 2013 г.

Генеральная прокуратура внедряет государственную автоматизированную систему правовой статистики. КУСПы ведутся в электронном виде уже почти в 30 регионах страны с переменным успехом.

Помимо сообщений о происшествиях, в системе учитываются решения по ним: возбуждение уголовного дела, постановление об административном правонарушении, отказной материал или списание в архив (которые для краткости на рисунке ниже обозначим как «ничего»).

Институт проблем правоприменения при Европейском университете ведет при поддержке Российского научного фонда (грант 17-18-01618) работу по анализу около 16 млн сообщений о происшествиях, собранных в ГАС ПС в 2013 г. – первом полугодии 2017 г.

и предоставленных Генеральной прокуратурой. Эти данные ценны тем, что позволяют приподнять вуаль неизвестности над стадией доследственной проверки.

Если основные решения действительно принимаются на данном этапе, это должно отражаться в сведениях, собранных до возбуждения уголовных дел.

На рисунке ниже показано количество дней, прошедших с момента регистрации сообщения о происшествии до принятия решения по нему. Статья 144 УПК РФ дает 3, 10 или 30 суток на это решение. Каждый столбец показывает количество решений, принятых по сообщениям, с указанным исходом в каждый из дней в промежутке 0…30 суток.

Распределение времени принятия процессуального решения по сообщениям о происшествиях

Данные 4,4 млн уникальных сообщений о происшествиях, зарегистрированных в пилотной зоне внедрения ГАС ПС в 2015 г. – первом полугодии 2017 г.

Как бы выглядел график в случае регистрации правоохранителями всех сообщений и расследования после возбуждения уголовного дела? Мы бы увидели всплеск в первые дни после регистрации – принятие решений по сообщениям, которые, очевидно, не являются преступлениями, – и постепенное уменьшение количества решений по дням далее. Именно это наблюдается на графике, показывающем число решений о возбуждении дел об административных правонарушениях, – такие сообщения признаются непреступлениями в первые же дни.

Но почему для сообщений, повлекших возбуждение уголовных дел, мы видим иной временной профиль? Были зафиксированы три пика: первый – спустя несколько дней после регистрации, а второй и третий – к моменту истечения предельных сроков в 10 и 30 суток. В статистике такое распределение называется бимодальным и обычно указывает на наличие двух групп. Как доследственная работа правоохранительных органов может приводить к такому распределению решений во времени?

Сейчас стоит вспомнить о нашей рабочей гипотезе: реальная работа правоохранителей проходит на стадии до возбуждения уголовного дела.

Тогда первый пик на графике отражает очевидные преступления с установленным лицом (например, кража, снятая на камеру), по которым на основании рапорта сразу принимается решение о возбуждении уголовного дела.

Второй и третий пик занимают сложные случаи, когда требуются консультация оперативных и следственных работников и понимание перспектив дела в прокуратуре и суде. Бимодальность распределения отказов в возбуждении уголовных дел во времени свидетельствует о том же (см. подграфик «Ничего»).

«Гидравлическая» теория дискреции говорит, что если «выдавить» дискрецию из одной стадии уголовного процесса, то она обязательно появится на другой стадии, подобно жидкости в закрытой гидравлической системе.

Избыточная формализация досудебного следствия и власть показателей по доведенным до суда делам при оценке работы следователей привели к тому, что реальное решение и дискреция правоохранителей были «выдавлены» на стадию доследственной проверки.

Репертуар решений о прекращении дел на стадии досудебного следствия, доступный следователям и прокуратуре по УПК РФ, не используется. Органы стараются отфильтровать очевидные дела еще до включения машинерии уголовной репрессии.

В чем же проблема, которую мы обнаружили в объективных данных? Пятикратное различие в регистрируемой преступности в России и Германии говорит, что правоохранители не очень успешны в своей фильтрации, вынося крайне много ложноотрицательных решений (отказ в возбуждении уголовного дела, хотя было совершено преступление). В этом случае не работает советская процессуальная идея дублирования следствия («на судебном следствии исправят ошибки досудебного»), ведь преступления не добираются до суда из-за фильтрации очевидных дел на доследственной стадии.

Как решить эту проблему? Некоторые правоведы предложили бы деформализовать досудебное следствие, отменив стадию возбуждения уголовного дела. Это расширило бы дискрецию полицейского следствия.

Другой путь – снизить дискрецию на доследственной стадии с помощью новых технологий.

Цифровизация всего уголовного процесса и надзора за ним позволит увидеть проблемы правоохранительной системы, но для их решения нужен сильный судебный контроль за следствием, ныне отсутствующий.

Читайте также:  Я ищу характеристику от друзей, можете помочь? - советы опытного юриста

Адвокаты программы «Человек и Закон» – консультации юристов

Многие потерпевшие, заявившие о совершении преступления сексуального характера, хотят отомстить своему обидчику или заработать на этом денег.

В странах Запада это превратилось в высокодоходный бизнес: женщины говорят об изнасилованиях и домогательствах со стороны богатых и обеспеченных мужчин, чтобы привлечь к себе внимание и получить прибыль.

Большинство правонарушений является выдумкой представительниц слабого пола, а когда те понимают, чем это может грозить бывшему кавалеру, менять показания слишком поздно: за клевету законодательство большинства стран предусматривает наказание, а нести ответственность за свои необдуманные поступки, барышни не хотят.

«Если на время следствия подозреваемого не лишили свободы, не будет лишним ещё раз пообщаться с потенциальной потерпевшей, с целью выяснить её намерения.

Идти на встречу следует не с пустыми руками: речь идёт вовсе не о букете цветов, а о диктофоне, спрятанном в кармане. Его функцию может исполнить и сотовый телефон.

Запись беседы может стать главным доказательством как невиновности подозреваемого, так и попытки оговора со стороны «жертвы» сексуальных домогательств», — говорит адвокат по уголовным делам Сергей Матушкин

Суровые реалии судебной системы нашей страны: менее одного процента приговоров являются оправдательными, вернее 0, 3%.

Большинство людей в мантии являются бывшими сотрудниками правоохранительных органов, и с пониманием относятся к работе бывших коллег.

Если она проделана с грубейшими нарушениями и подсудимого признают невиновным, наказание ждёт следователей и прокурора, утвердившего обвинительное заключение 

«Задержание может быть только в рамках возбуждения уголовного дела. Следователи предложат подписать протокол, отказываться от этого нет никакого смысла.

Эта одна из немногих процедур, которую можно провести без привлечения адвоката, а вот любой разговор с оперативниками лучше проводить в присутствии защитника, тем более, ставить свою подпись в официальном документе», — советует адвокат по уголовным делам Сергей Матушкин  

К выбору защитника тоже необходимо подходить внимательно. Государство предоставляет адвоката по назначению, его вызывает следователь. Не сложно сделать вывод, что они зависят друг от друга.

Оперативнику нужен своеобразный помощник, который может закрыть глаза на грубые нарушения УПК, а то и посоветовать подзащитному, признаться в совершении преступления, которого тот не совершал.

В свою очередь, адвокат заинтересован в том, чтобы его звали на следственные действия, ведь это его деньги. 

«Подозреваемый имеет право на общение с защитником до совершения процессуальных действий. Наедине и конфиденциально. Если есть средства на услуги адвоката по соглашению, лучше прибегнуть к его помощи, во избежание вышеописанных проблем.

И самое главное: не стоит врать человеку, от которого во многом зависит будущее задержанного.

Квалифицированный адвокат поможет выстроить линию защиты таким образом, чтобы разрушить позицию обвинения», — считает адвокат по уголовным делам Сергей Матушкин  

К вопросу о задержании лица по подозрению в совершении преступления на стадии возбуждения уголовного дела

Самолаева, Е. Ю. К вопросу о задержании лица по подозрению в совершении преступления на стадии возбуждения уголовного дела / Е. Ю. Самолаева. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2016. — № 25.1 (129.1). — С. 24-26. — URL: https://moluch.ru/archive/129/35736/ (дата обращения: 22.09.2021).



  • В статье рассмотрены некоторые подходы понимания сущности уголовно-процессуального задержания подозреваемого на этапе возбуждения уголовного дела, его правовая регламентация и реализация данных норм на практике.
  • Ключевые слова: задержание подозреваемого, возбуждение уголовного дела, момент фактического задержания.
  • Практика реализации положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации выявила ряд проблем, большинство из которых связаны с позиции практиков с непониманием сути отдельных норм, нечеткостью механизма их реализации, не восприятием некоторых предписаний, как части системы норм уголовно-процессуального законодательства.

Несмотря на многолетние обсуждения, не находят своего разрешения ряд вопросов, в частности, касающиеся отсутствия в УПК РФ четкой регламентации требований к условиям применения статьи 91 УПК РФ и возможности или недопустимости производства задержания подозреваемого до возбуждения уголовного дела [2, c. 74].

Основная позиция по данному вопросу сводится к утверждению, что задержание возможно только при наличии постановления о возбуждении уголовного дела.

Недопустимость задержания до возбуждения уголовного дела следует из анализа норм УПК РФ, а также на той позиции, что при наличии оснований для задержания, не могут отсутствовать основания для возбуждения уголовного дела и уголовно-процессуальному задержанию должно предшествовать возбуждение уголовного дела.

В то же время, в научной сфере отмечается неоднозначная трактовка регламентированного УПК РФ порядка задержания, недостаточное понимание его сути. Оно смешивается с действиями, связанными с проверкой документов сотрудниками полиции, доставлением в орган внутренних дел. Не всегда четко понимается на практике момент уголовно-процессуального задержания для определения его законного применения.

Не ясно практикам содержание «момента фактического задержания». Понимается он неоднозначно. Пункт 15 статьи 5 УПК РФ, определяющий его как момент «фактического лишения свободы передвижения лица, подозреваемого в совершении преступления» также не имеет единого подхода.

Можно выделить три основных момента при задержании подозреваемого: момент, с которого исчисляется задержание (фактический захват лица, подозреваемого в совершении преступления), момент доставления в орган дознания или к следователю и момент, с которого задержание к лицу фактически применяется (момент составления протокола задержания).

На практике первый момент находит свое отражение, в частности, в рапорте сотрудника полиции, производившего задержание лица, совершившего преступление, в котором не всегда отражаются реальное время ограничения свободы передвижения лица.

Со вторым моментом связан вопрос фиксации времени доставления в орган дознания или к следователю, по истечении трех часов после которых должен быть составлен протокол задержания (ч. 1 ст. 92 УПК РФ).

То есть момент доставления в орган дознания и следователю фактически никак в материалах уголовного дела не отражается. Протокол задержания не содержит соответствующих граф, а УПК РФ не указывает на необходимость его отображения.

Однако этот вопрос требует осмысления и урегулирования, поскольку затрагивает как права задержанного лица, так и является точкой отсчета времени для составления протокола задержания доставленного лица.

Одним из подходов в решении данной проблемы на практике является отражение всех трех «моментов задержания» в протоколе задержания («захвата», «доставления», составления протокола). Тем не менее, данный факт и его время должны быть зафиксированы документально, например, рапортом следователя (дознавателя) о времени доставления задержанного лица.

Основываясь на вышеизложенном, возникают предположения, что ситуация, когда лицо задерживается на улице в момент или после совершения преступления, может рассматриваться как часть процессуального задержания, является «фактическим задержанием» и, по сути, производится до возбуждения уголовного дела, но не протоколируется. При этом важно отметить, что до возбуждения не может быть составлен протокол задержания, но сами нормы статьи 91 УПК РФ применены могут в части касающейся фактического задержания лица.

Верховный Суд РФ признает законным задержание подозреваемого в совершении преступления в порядке ст. ст.

91 и 92 УПК РФ, которое было осуществлено до возбуждения уголовного дела, указывая в Определении Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 2 февраля 2004 г.

N 44-о04–3, что при наличии предусмотренных законом оснований задержание подозреваемого не должно ставиться в зависимость от возбуждения против него уголовного дела.

Однозначно будет незаконным такое задержание, которое осуществляется в административном порядке при очевидном совершении лицом уголовно наказуемого деяния [2, c. 28].

При задержании лица не должны допускаться нарушения ни этой процедуры, ни установленных законом прав задержанного.

В случае если нарушения требований норм УПК РФ все-таки будут допущены, то в зависимости их характера этих нарушений необходимо решать вопрос об освобождении задержанного лица или об исправлении нарушений и избрании в отношении него меры пресечения [3, c. 41].

Поскольку задержанное лицо должно обладать всеми правами подозреваемого с момента задержания (согласно положениям, п.2 ч.1 ст.

46 УПК РФ), то основываясь на вышеизложенном, можно предположить, что и статус подозреваемого может приобретаться до возбуждения уголовного дела (при «фактическом задержании» на месте преступления или сразу после него).

Применение норм главы 12 до возбуждения уголовного дела также имеют место на практике [4, c. 320].

В этой связи, для обеспечения прав задержанных таким образом лиц по подозрению в совершении преступления, следует наделить статусом подозреваемого для обеспечения их прав и внести соответствующие изменения в статью 46 УПК РФ, в части определения подозреваемого, наделив его данным статусом еще до возбуждения уголовного дела.

Таким образом, подозреваемый сможет реализовывать свои права с момента его «фактического задержания» в полном объеме.

Если же законодатель придерживается твердой позиции, что задержание должно быть произведено, а подозреваемое лицо приобретает соответствующий статус исключительно только после возбуждения уголовного дела, необходимо нести соответствующую четкую уточняющую характеристику в закон.

Литература:

  1. Артемова В. В., Самолаева Е. Ю. Задержание лица по подозрению в совершении преступления в условиях реформирования современного законодательства // Вестник Московского государственного областного ун-та. Серия Юриспруденция. 2016. № 3. — С.73–81.
  2. Анисимова Н. В. Проблемные моменты участия несовершеннолетних в уголовном судопроизводстве // Миграционное право. 2014. № 3. — С. 27–29.
  3. Галкина У. В. Проблема возмещения убытков правообладателей средств индивидуализации // Вестник Московского университета МВД России. 2012. № 6. С. 36–41.
  4. Самолаева Е. Ю. Некоторые особенности расследования преступлений против здоровья, подследственным следователям органов внутренних дел // Сборник по материалам V Всероссийской конференции: Право и государство, общество и личность: история, теория, практика. 2015. С. 320–327.

Основные термины (генерируются автоматически): возбуждение уголовного дела, РФ, задержание подозреваемого, задержанное лицо, протокол задержания, совершение преступления, момент, орган дознания, уголовно-процессуальное задержание, фактическое задержание.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *