Образец ходатайства об освобождении задержанного — советы опытного юриста

Если вам нужен бесплатный совет или консультация опытного юриста, задайте свой вопрос прямо сейчас Задать вопрос

Освобождение условно досрочно предусмотрено лишь для тех осужденных, которые по истечению срока отбытого наказания, дающего право на подачу ходатайства об условно-досрочном освобождении, зарекомендовали себя с положительной стороны и доказали, что своего исправления в отбытии оставшейся части назначенного судом наказания не нуждаются.

Образец ходатайства об освобождении задержанного - советы опытного юриста

В соответствии со ст. 79 Уголовного кодекса РФ осужденные, отбывающие уголовное наказание, вправе ходатайствовать об условно-досрочном освобождении от наказания.

  • Поскольку условно досрочное освобождение возможно только в отношении лиц, отбывающих лишение свободы, принудительные работы или содержание в дисциплинарной воинской части, на осужденных отбывающих иные основные виды уголовного наказания оно не распространяется.
  • Освобождение условно досрочно предусмотрено лишь для тех осужденных, которые по истечению срока отбытого наказания, дающего право на подачу ходатайства об условно-досрочном освобождении, зарекомендовали себя с положительной стороны и доказали, что своего исправления в отбытии оставшейся части назначенного судом наказания не нуждаются.
  • Чтобы помочь решить вопрос о подготовке и направлении ходатайства об условно досрочном освобождении в суд, осужденные и их родственники нередко обращаются к адвокатам. Чтобы было понятно, о чем должна идти речь в таком ходатайстве, представляю его образец

Образец ходатайства об условно досрочном освобождении

В Калининский районный суд г. Тюмени адвоката Тюменской межрегиональной коллегии адвокатов Сидорова А.С. г. Тюмень, 30 лет Победы, 14 интересах осужденного Федорова И.И., отбывающего уголовное наказание в ФГУ ИК-1 УФСИН России по

Тюменской области (отряд 12)

ХОДАТАЙСТВО об условно-досрочном освобождении

Федоров Иван Иванович, 9 марта 1972 года рождения, приговором Ханты-Мансийского окружного суда Тюменской области от 5 февраля 2008 года был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст.

105 УК РФ и осужден к 10 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима. Срок отбывания наказания исчисляется с 22 марта 2007 года.

Наказание отбывает в ФГУ ИК — 1 УФСИН России по Тюменской области (отряд 12).

  Производство следственных действий: некоторые особенности

В настоящее время Федоров И.И. отбыл более двух третей срока наказания. При этом нарушений порядка отбывания наказания, а также бытовой и трудовой дисциплины не допускал, взысканий не имеет, администрацией учреждения характеризуется только положительно, имеет 6 поощрений, в совершенном деянии полностью раскаялся, вред, причиненный в результате преступления, удовлетворил частично.

Учитывая вышеизложенное, полагаю, что данные обстоятельства свидетельствуют об исправлении осужденного Федорова И.И., и он не нуждается в полном отбытии назначенного судом наказания.

Руководствуясь ч.3 ст.396, п.4 ст.397, ч.4 ст.399 УПК РФ, ст.79 УК РФ и ч.1 ст.175 УИК РФ,

ПРОШУ

рассмотреть настоящее ходатайство и принять решение об условно-досрочном освобождении осужденного Федорова И.И.

Адвокат Сидоров А.С.

Следует отметить, что аналогичные ходатайства подавались в разные суды до этого мной неоднократно. Никаких проблем с их приемом и рассмотрением не возникало.

Однако в этот раз сотрудницей канцелярии суда, которая принимала на регистрацию ходатайство, почему-то высказала мнение, что судья вернет мне ходатайство, потому что «его подает не сам осужденный».

Я, конечно, был уверен, что судья не будет возвращать данное ходатайство.

Но чтобы не «читать лекций» вышеуказанной сотруднице по общей части уголовного права, уголовно-исполнительному праву и уголовному процессу в части, касающейся рассмотрения судами ходатайств и жалоб в интересах осужденных, я решил подать в суд дополнительное ходатайство, решив, что она с ним обязательно ознакомиться (поскольку она его и будет регистрировать)

Федеральному судье Калининского районного г. Тюмени М.М. Куропаткиной адвоката Тюменской межрегиональной коллегии адвокатов Сидорова А.С. г. Тюмень, 30 лет Победы, 14 интересах осужденного Федорова И.И., отбывающего уголовное наказание в ИК-1 УФСИН России по

Тюменской области (отряд 12)

ХОДАТАЙСТВО

У Вас на рассмотрении находится мое ходатайство о рассмотрении вопроса об условно-досрочном освобождении Федорова Ивана Ивановича, 9 марта 1972 года рождения, осужденного приговором Ханты-Мансийского окружного суда Тюменской области от 5 февраля 2008 года по ч. 2 ст. 105 УК РФ к 10 годам лишения свободы и отбывающего наказание в ФГУ ИК — 1 УФСИН России по Тюменской области (отряд 12).

Учитывая, что при подаче ходатайства в канцелярию суда работником канцелярии, принимавшим жалобу, в устной форме было высказано суждение о том, что судья вернет вышеуказанное ходатайство без рассмотрения, поскольку его подал не сам осужденный Федоров И.И.

, а его адвокат, и, кроме того, к ходатайству не приложен приговор в отношении осужденного и характеризующие его материалы, полагаю правильным обратить внимание суда на следующие положения действующего законодательства, касающиеся рассмотрения вопросов, связанных с исполнением приговора.

В соответствии с ч. 1 ст.

175 УИК РФ осужденный, к которому может быть применено условно-досрочное освобождение, а также его адвокат, вправе обратиться в суд с ходатайством об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания. Кроме того, ч. 4 ст. 399 УПК РФ также содержит положение о том, что свои права, связанные с исполнением приговора, осужденный может осуществлять с помощью адвоката.

При этом ходатайство об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания осужденный подает через администрацию учреждения или органа, исполняющего наказание.

Адвокат же при подаче в суд ходатайства об условно-досрочном освобождения осужденного таким правоустановлением не связан, и подает свое ходатайство непосредственно в суд, уполномоченный в соответствии со ст.

396 УПК РФ рассматривать вопросы, связанные с исполнением приговора.

Предусмотренный ч. 2 ст.

175 УИК РФ порядок, согласно которому администрация учреждения или органа, исполняющего наказание, не позднее чем через 10 дней после подачи ходатайства осужденного об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания направляет в суд указанное ходатайство вместе с характеристикой на осужденного, распространяется только на случаи, когда осужденный сам, без участия адвоката, подает такое ходатайство. При этом, ни уголовно-процессуальный, ни уголовно-исполнительный законы не возлагают на адвоката, подавшего в суд ходатайство об условно-досрочном освобождении в интересах осужденного, обязанности представлять в суд какие бы то ни было документы, кроме самого ходатайства и ордера адвокатского образования, подтверждающего полномочия адвоката.

Учитывая вышеизложенное, с целью правильного и своевременного разрешения ходатайства об условно-досрочном освобождении осужденного Федулова В.А.

ПРОШУ

истребовать от администрации учреждения, исполняющего наказание в отношении Федорова И.И. (ФГУ ИК-1 УФСИН России по Тюменской области), личное дело осужденного с характеризующими его материалами.

Адвокат (Сидоров А.С.)

Таким образом, вы узнали, какие условия должны быть соблюдены для того, чтобы осужденный был освобожден от отбывания наказания условно досрочно, а также, какие права он имеет при подаче ходатайства об условно-досрочном освобождении.

Вам нужна помощь адвоката, иного юриста или бухгалтера? Найдите квалифицированного специалиста прямо сейчасНачать поиск

  • Бесплатная консультация
  • Поиск нужного юриста

Образец ходатайства о прекращении уголовного дела с назначением судебного штрафа

Следователю следственного управления

МВД России по г. X

ст. лейтенанту юстиции А.А.А.

от обвиняемого Б.Б.Б.

и адвоката В.В.В.

Х О Д А Т А Й С Т В О

о прекращении уголовного дела

В производстве следственного управления МВД России по г. X, находится уголовное дело по обвинению В.В.В. в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 159 УК РФ.

Согласно положению статьи 76.2. УК РФ лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено судом от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа в случае, если оно возместило ущерб или иным образом загладило причиненный преступлением вред.

В соответствии со статьей 25.1. УПК РФ суд по собственной инициативе или по результатам рассмотрения ходатайства, поданного следователем с согласия руководителя следственного органа либо дознавателем с согласия прокурора, в порядке, установленном настоящим Кодексом, в случаях, предусмотренных статьей 76.

2 Уголовного кодекса Российской Федерации, вправе прекратить уголовное дело или уголовное преследование в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести, если это лицо возместило ущерб или иным образом загладило причиненный преступлением вред, и назначить данному лицу меру уголовно-правового характера в виде судебного штрафа.

Как установлено проведенным расследованием, Б.Б.Б. является лицом, впервые привлекаемым к уголовной ответственности, инкриминируемое ему преступление относится к категории средней тяжести, вред совершенным преступлением не причинен, а охраняемые уголовным законом правоотношения восстановлены.

Обвиняемый имеет объективную материальную возможность уплатить назначенный судом судебный штраф.

Учитывая изложенное, обвиняемый Б.Б.Б. и его защитник адвокат В.В.В.  ходатайствуют перед органом следствия о прекращении уголовного дела путем освобождения обвиняемого от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа.

Правовые последствия прекращения уголовного дела по нереабилитирующему основанию понятны.

Сторона защиты согласна с прекращением уголовного дела по основаниям, предусмотренным статьей 76.2 УК РФ, статьей 25.1. УПК РФ.

 Подпись Обвиняемый Б.Б.Б.

 Подпись Адвокат В.В.В.

03.01.2018

СКАЧАТЬ ОБРАЗЕЦв формате .rtf

Ходатайство об освобождении задержанного

Ходатайство заявляется, если лицо было задержано с нарушением требований, установленных УПК РФ. Защитник ходатайствует об освобождении задержанного, которому еще не определена мера пресечения.

Читайте также:  Размер алиментов, определяемый в долях к заработку плательщика - советы опытного юриста

Следователю (в суд)
______________________
______________________
От защитника — адвоката
___________________
в реестре адвокатов
_________
Адрес для корреспонденции:
____________________
в интересах

___________________

  • Х О Д А Т А Й С Т В О
  • об освобождении задержанного
  • (в порядке ст. 119, 120 УПК РФ)

14 мая 200_ года в период с 22 час. 00 мин. до 22 час. 44 мин. в отношении К. следователем СЧ ГСУ при ГУВД по ___ области Ф. был составлен протокол задержания подозреваемой.

Ознакомление с указанным протоколом позволяет утверждать о наличии существенных (в части невосполнимых) нарушений уголовно-процессуального закона, допущенных в ходе задержания и составления соответствующего протокола и, как неизбежное следствие, свидетельствующих о его ― задержания ― незаконности.

По правилам ч. 1 ст. 92 УПК РФ протокол задержания должен быть составлен в срок не более 3 часов после доставления подозреваемого в орган дознания или к следователю.

14 мая 200_ года с 07 часов 05 минут до 10 часов 58 минут в квартире ___  дома № ___ по ул. ____ в г. ____, и с 11 часов 10 минут до 11 часов 25 минут в автомобиле «Лада-Калина», гос. рег. знак  ___________, с участием К. были проведены обыски, после чего К.

была препровождена в ОАО АКБ «_____________» (г. ___, ______________), а впоследствии ― в ГСУ при ГУВД по ____ области. Фактические обстоятельства перемещения К.

  от места проведения обысков в здание, расположенное по адресу: ___, и в буквальном смысле, и в смысле, придаваемом правоприменительной практикой, позволяют утверждать, что оно являлось доставлением.

По сведениям из различных самостоятельных источников (в случае возникновения спора о фактах защитой будут представлены соответствующие материалы) доставление К. было произведено не позднее 18 часов.

Таким образом, протокол задержания был составлен по истечении предельного трехчасового срока, т. е. с очевидным нарушением требований уголовно-процессуального закона.

В соответствии с требованиями ч. 2 ст. 10 УПК РФ суд, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель обязаны немедленно освободитьвсякого незаконно задержанного, или лишенного свободы, или незаконно помещенного в медицинский или психиатрический стационар, или содержащегося под стражей свыше срока, предусмотренного настоящим Кодексом.

На основании изложенного и в соответствии со ст. 10, 119, 120 УПК РФ

П Р О Ш У :

Немедленно освободить незаконно задержанную К., уголовное дело по обвинению которой находится в Вашем производстве.

Считаю необходимым довести до сведения адресата обращения, что защите известен порядок обжалования судебных решений, касающихся избрания меры пресечения.

Предметом настоящего ходатайства является незаконность задержания К.

, в связи с чем защита выражает надежду на то, что описательно-мотивировочная часть вынесенного по результатам рассмотрения ходатайства постановления будет содержать анализ доводов, приведённых в настоящем документе.

«__» ______________ 200_ г.

С уважением, защитник (адвокат) _____________________

Самостоятельное ходатайство в суд об изменении меры пресечения

Тема заявления в суд по месту производства предварительного расследования самостоятельного ходатайства об изменении в отношении обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу на иную меня как адвоката, практикующего по уголовным делам, привлекала давно.

Необходимо сразу пояснить читателям, что под самостоятельным ходатайством защитника в суд я понимаю не альтернативное ходатайство об избрании менее строгой меры пресечения в процессе судебного рассмотрения ходатайства следователя о заключении под стражу или продлении сроков содержания под стражей, а именно адресованное суду отдельное ходатайство защитника.

В свое время один очень уважаемый мной коллега в кулуарной беседе рассказал, что он указанное ходатайство со ссылками на положения ст. 119–120 УПК РФ в одном из дальних регионов Российской Федерации подавал, и оно было судом рассмотрено.

Я о подобном практическом опыте адвокатов не слышал, ни одного судебного решения, а тем более образца ходатайства защитника в открытых источниках не нашел.

Наверное, найдутся читатели из числа адвокатов, которые скажут, что они такого рода ходатайства готовили и суды их рассматривали, но лично я слышал всего об одном случае, который публично не освещался, и никакой иной информации, несмотря на все предпринятые усилия, не нашел.

Опросы большого числа коллег также не привели к желаемому результату, хотя  мой профессиональный круг общения в силу  вовлеченности в вопросы защиты по уголовным делам весьма обширен.

В общем-то это легко объяснимо: фактически необходимость подачи  самостоятельных ходатайств возникает далеко не всегда. Следователи и так регулярно обращаются в суд с ходатайствами о продлении сроков содержания под стражей, и в процессе рассмотрения такого ходатайства ничто не мешает защитнику заявить ходатайство альтернативное.

Наши судьи изменяют меру пресечения на менее строгую крайне неохотно и лишь при наличии каких-то совсем вопиющих и исключительных обстоятельств.

А излишняя активность защитника по регулярной подаче самостоятельных ходатайств в тот же суд, который в дальнейшем будет рассматривать дело по существу, может быть расценена ими негативно и повлечь в связи с этим ухудшение отношения к потенциальному подсудимому.

Разумеется, возможное раздражение судей от того, что их загружают лишней работой, адвокат может, да и, наверное, должен проигнорировать, если у него есть основания полагать, что его деятельность принесет позитивный для подзащитного результат.

Но в большинстве случаев вопрос о заявлении суду самостоятельного ходатайства об изменении меры пресечения или заявлении такого же ходатайства, но через две недели уже в качестве альтернативного ходатайству следователя не носит принципиального характера: результат в обоих случаях предсказуем.

Другая ситуация может сложиться, когда ситуация является исключительной и вопиющей.

Например, речь идет о выявлении у обвиняемого тяжкого заболевания, препятствующего содержанию под стражей, истечении сроков давности привлечения к уголовной ответственности, амнистии, истечении предельных сроков содержания под стражей и одновременном затягивании  следователем  изменения меры пресечения. В таких обстоятельствах защитник просто обязан отреагировать и принять действенные меры к скорейшему освобождению обвиняемого, а одной из самых эффективных мер как раз и может стать самостоятельное ходатайство в суд по месту производства предварительного расследования об изменении меры пресечения. Размышления на эту тему привели меня к выводу, что, несмотря на огромное желание попытаться сформировать свою собственную, а возможно, и юридическую практику по этому вопросу в целом, следует дождаться подходящего случая.

Подобного случая в моей практике не было долго, но вот мой партнер по бюро, адвокат Алексей Касаткин, рассказал об одном деле, по которому он осуществляет защиту (вот он, главный плюс командной адвокатской работы – возможность обмена мнениями, советами, взаимной помощи, усиления позиции): обвиняемый содержится под стражей свыше предусмотренных ст. 108 УПК РФ сроков, при этом расследование не окончено. Он обвиняется в тяжком преступлении, и следователь за 30 суток до истечения предельного срока предъявил обвиняемому и защитнику материалы уголовного дела в порядке ст. 217 УПК РФ, после чего обратился в суд субъекта Российской Федерации с ходатайством о продлении сроков содержания под стражей. Суд данное ходатайство удовлетворил, и на следующий день после вынесения указанного судебного решения следователь вынес постановление о возобновлении производства следственных действий, приступив к дальнейшему активному расследованию, в том числе допросам новых свидетелей, выемкам, осмотрам документов, вынесению постановлений о выделении в отдельное производство материалов дела и т.п. Таким образом, хотя обвиняемый содержался под стражей более 12 месяцев, производство расследования продолжалось и освобождать подзащитного из-под стражи следователь не собирался, ссылаясь на продленный судом срок. Судебное решение о продлении сроков содержания под стражей было обжаловано в апелляционном порядке, однако в удовлетворении жалобы защитника суд вышестоящей инстанции отказал по тому мотиву, что он оценивает законность конкретного судебного решения на момент его вынесения, а не текущую ситуацию по делу и последующие манипуляции следователя. Не вдаваясь в оценку решения суда апелляционной инстанции, отмечу лишь, что никакого другого варианта для принятия незамедлительных мер к изменению в отношении содержащегося под стражей свыше установленных УПК РФ предельных сроков обвиняемого, кроме подачи соответствующего самостоятельного ходатайства в суд, у защитника, по сути, не оставалось, поскольку до истечения продленного ранее судом срока оставалось еще порядка 2 месяцев.

В связи с этим самостоятельное ходатайство в суд об изменении меры пресечения было подготовлено, и – обрадую читателей новостью о начале формирования определенной практики – оно было даже рассмотрено с вынесением  решения.

В процессе подготовки указанного ходатайства мы столкнулись с рядом проблем:

  • специальных норм в УПК РФ, регламентирующих возможность подачи защитником ходатайства в суд об изменении меры пресечения, а тем более порядок рассмотрения такого ходатайства, не существует, то есть можно было ссылаться на общие положения ст. 119–122 УПК РФ;
  • судебной практики, несмотря на все предпринятые усилия, обнаружено не было;
  • какие-либо разъяснения Верховного Суда РФ, которые описывали бы порядок заявления таких ходатайств, сроки их рассмотрения, необходимость приобщения к ходатайствам копий материалов дела по этому вопросу также отсутствуют;
  • с учетом того, что срок содержания под стражей превышал 12 месяцев, возникал вопрос о том, в какой суд надлежит подавать ходатайство (районный суд или суд субъекта РФ);
  • учитывая, что вопросы избрания в отношении обвиняемого меры пресечения в виде подписки о невыезде не входят в компетенцию суда, а предельные сроки содержания обвиняемого под домашним арестом также истекли, возможно было ходатайствовать лишь об изменении меры пресечения на залог.
Читайте также:  Право на самооборону могут уточнить - советы опытного юриста

В итоге ходатайство было подготовлено нами фактически по собственному усмотрению, и, учитывая, что суд дал ему юридическую оценку, можно уже сейчас утверждать, что его форма, а также порядок подачи нами были соблюдены. Оно содержало ссылки на общие нормы ст.

119–121 УПК РФ, позволяющие защитнику заявлять перед судом ходатайства; положения ст. 106 УПК РФ о том, что мера пресечения в виде залога избирается только судом и ходатайствовать об избрании меры пресечения помимо следователя может также подозреваемый, обвиняемый и иное физическое лицо; нормы ст.

110 УПК РФ, содержащие общие положения об основаниях изменения меры пресечения.

Ходатайство было адресовано в районный суд по месту производства предварительного расследования с учетом положений ст. 106 УПК РФ о том, что ходатайство об избрании меры пресечения в виде залога подается именно в данный суд.

Основная мотивировка заявленного ходатайства сводилась к тому, что с момента последнего продления срока содержания под стражей обстоятельства уголовного дела изменились, срок содержания обвиняемого под стражей превысил 12 месяцев, и при этом проведение расследования продолжается. Естественно, были сделаны ссылки и на отсутствие в уголовном деле каких-либо предусмотренных ст. 97 УПК РФ данных, указывающих на необходимость дальнейшего применения к обвиняемому самой строгой меры пресечения в виде заключения под стражу, описание данных о личности обвиняемого и иные стандартные и знакомые всем профессиональным защитникам доводы. Однако основной аргумент, подчеркиваю, сводился к вопиющей ситуации, связанной с содержанием обвиняемого под стражей по истечении предельных сроков, установленных ст. 109 УПК РФ.

К ходатайству по аналогии с соответствующей процедурой, регламентированной для рассмотрения ходатайств следователей, были приложены копии материалов уголовного дела и иных документов, подтверждающих доводы защитника, в том числе копия постановления следователя о возобновлении следственных действий, копии протоколов проведенных следственных действий, иные документы, подтверждающие факт расследования по истечении предельных сроков содержания под стражей. Данные копии были заверены защитником, прошиты, пронумерованы и сопровождены описью.

Ходатайство вместе с прилагаемыми документами было сдано в канцелярию районного суда по месту нахождения органа предварительного расследования.

С момента подачи ходатайства до момента его рассмотрения судом, несмотря на регулярные напоминания о себе и заявления защитника, прошло в общей сложности 1 месяц и 17 дней.

Уже из этого можно сделать вывод, что судья долго размышлял над тем, рассматривать ли ему данное ходатайство по существу и каким образом этого избежать.

С момента подачи ходатайства до момента его рассмотрения активные следственные действия по делу проводились, а обвиняемый продолжал содержаться под стражей.

К сожалению, результат рассмотрения ходатайства оказался отрицательным и весьма обычным для нынешней московской судебной практики.

В удовлетворении ходатайства было отказано, довод об истечении предельных сроков содержания под стражей остался без какой-либо судебной оценки, хотя из самого текста судебного акта следует, что именно он приводился защитой в качестве основного.

Суд ограничился общими формулировками о том, что с учетом обстоятельств уголовного дела есть основания полагать, что обвиняемый может скрыться от следствия или суда, угрожать свидетелям, продолжить заниматься преступной деятельностью, иным образом воспрепятствовать производству по делу.

Конечно же, данное судебное решение обжаловано в апелляционном порядке, и нам остается надеяться, что суд апелляционной инстанции все же обратит внимание на положения уголовно-процессуального законодательства и даст наконец-то оценку факту истечения предельных сроков содержания под стражей. В случае же игнорирования данного довода со стороны суда апелляционной инстанции судебное решение будет обжаловано далее, уже в кассационном порядке.

Из описанной ситуации можно сделать как минимум два вывода, один из которых можно охарактеризовать как положительный.

Вывод № 1 (положительный) – практика рассмотрения судами самостоятельных ходатайств защитников об изменении  в отношении обвиняемых меры пресечения существует, и автор публикации с удовольствием поделится с коллегами образцом заявленного ходатайства (естественно, без раскрытия данных обвиняемого и иных обстоятельств уголовного дела).

Вывод № 2 (отрицательный) – московские суды, к сожалению, в большинстве случаев игнорируют самые вопиющие случаи нарушений процессуальных прав обвиняемых и идут на поводу у представителей стороны обвинения, покрывая тем самым совершаемые ими незаконные действия.

Остается надеяться, что не все уголовные дела и отношение к ним у судей на территории РФ одинаковы (наша ситуация все же немного отличается с учетом специфики оперативного сопровождения, личности самого обвиняемого, иных обстоятельств, которые не имеют отношения к законности принимаемых решений, но неформально судьями учитываются), и наши коллеги воспользуются описанным опытом, что приведет не только к рассмотрению заявленного самостоятельного ходатайства об изменении меры пресечения, но и к его удовлетворению.

Самостоятельное ходатайство стороны защиты об отмене/изменении меры пресечения в виде заключения под стражу. Допустима ли такая вариация в современных условиях?!

Недавно на интернет сайте «Адвокатской газеты» между адвокатами Колосовским С. и Гривцовым А.

возникала дискуссия о том, как защитнику по уголовному делу лучше всего использовать такой механиз защиты прав своего доверителя как обращение в суд по месту производства предварительного расследования с самостоятельным ходатайством об отмене/изменении меры пресечения в виде содержания под стражей…..

Я и мой коллега по работе в суде, имеем отличное от представителей адвокатского сообщества мнение, поэтому нами была написана статья по данной теме, опубликованная в майском номере журнала «Уголовный процесс» за 2019 г. Часть статьи публикую на сайте с разрешения главного редактора журнала Рамазанова И.Р.

И так….

Казалось бы, что действующие положения УПК РФ, а именно главы 13 исключают какую – либо правовую неопределенность при разрешении вопросов об избрании и продлении срока действия меры пресечения в виде содержания под стражей. Однако, анализ актуальной правоприменительной практики указывает на наличие спорных и неоднозначных ситуации в данной области уголовного процесса.

Наиболее «острыми» и в последнее время часто встречающимися ситуациями, правовую определенность которых нельзя считать абсолютной, являются случаи направления от обвиняемых и их защитников ходатайств в суд в рамках досудебного производства по уголовному делу с требованием об отмене/изменении меры пресечения в виде содержания под стражей. Действительно, за последние несколько лет количество подобного рода ходатайств возросло.

Примечательно, что такие самостоятельные ходатайства стороны защиты принимаются некоторыми судами к производству и рассматриваются по существу в судебном заседании, с вынесением итогового процессуального решения и разъяснением права на его апелляционное обжалование.

К примеру, Постановлением Верх – Исетского районного суда г.

Екатеринбурга от 03 ноября 2017 года, отказано в удовлетворении самостоятельного ходатайства стороны защиты о внесении изменении в ограничения, назначенные судом при избрании меры пресечения в виде домашнего ареста в отношении обвиняемого М.

При этом, суд при рассмотрении ходатайства стороны защиты исследовал судебный материал, сформированный ранее при избрании меры пресечения по ходатайству следователя, а также исследовал доводы суда первой и апелляционной инстанции, содержащиеся в мотивировочной части решении о невозможности избрания обвиняемому М. иной, не связанной с изоляцией от общества, меры пресечения. Также, суд указал, что в судебном заседании обвиняемый и его защитник не привели доводов о реальном изменении обстоятельств, которые ранее были учтены судом при назначении и сохранении действующих в настоящее время ограничении.

  • Аналогичная практика рассмотрения самостоятельных ходатайств стороны защиты об отмене меры пресечения в виде содержания под стражей или её замены на залог/домашний арест встречается и в других субъектах РФ.
  • В свою очередь, полагаю, что такая практика является некорректной, поскольку основана на неправильном толковании правового содержания и назначения положении статей 106, 107, 109 и 110 УПК РФ.
  • Изначально, стоит сказать о том, что действующая до 2018 года редакция части 7 и 8 статьи 109 УПК РФ ,предусматривающая возможность продления срока содержания под стражей до момента окончания ознакомления обвиняемого с материалами уголовного дела и направления прокурором дела в суд, теоретически позволяла участникам уголовного судопроизводства со стороны защиты обращаться в суд с самостоятельными ходатайством об отмене указанной меры пресечения.

Заявление такого рода ходатайства было возможным как раз из-за отсутствия четких временных рамок действия меры пресечения, что наделяло обвиняемого и его защитника правом в любой момент производства по уголовному делу заявить ходатайство об отмене или изменении данной меры пресечения, и не препятствовало суду принять соответствующее решение по такому обращению, о чем несколько раз указывал Конституционный Суд РФ в своих правовых позициях (см. к примеру, Определение КС РФ от 06 июня 2003 года №184 – О, Определение от 19.03.2009 года №271 – О – О).

  1. Но, поскольку ныне актуальная редакция части 7 и 8 статьи 109 УПК РФ предусматривает допустимость продления срока содержания под стражей только в пределах испрашиваемого органом следствия срока, то и возможность направления в суд стороной защиты самостоятельных ходатайств в настоящее время не предусмотрена.
  2. Что касается наличия выше указанных нами решений КС РФ, то стоит сказать о том, что изложенные в них правовые позиции, касающиеся предоставления стороне защиты возможности обращения в суд с самостоятельным ходатайством, утратили свою силу, поскольку нормы УПК РФ, являющиеся предметом конституционной проверки видоизменились, а значит такие правовые позиции утратили свою общеобязательную и непреодолимую конституционно – правовую трактовку для актуальной правоприменителной практики, то есть прекратили своё действие во времени.
  3. Анализ судебной практики в совокупности с позициями отдельных представителей адвокатского сообщества относительно возможности направления в суд по месту производства предварительного расследования самостоятельного ходатайства об отмене/изменении меры пресечения показал, что правовой основой для подобного рода обращении выступают положения части 2 статьи 106 и части 8 статьи 107 УПК РФ.
Читайте также:  Размножение и распространение экстремистских материалов... - советы опытного юриста

По мнению отдельных представителей адвокатского сообщества, указанные положения УПК РФ позволяют защитнику напрямую обратиться в суд с ходатайством об изменении меры пресечения на стадий предварительного расследования. К слову, схожие доктринальные мнение встречаются и среди других представителей юридической профессии, в том числе и судей.

Между тем, исходя из нормативно-смысловой конструкции положении части 2 статьи 106 и части 8 статьи 107 УПК РФ, сторона защиты действительно может заявить ходатайство об изменении меры пресечения на залог/домашний арест/изменении вида наложенных ограничении, но только в рамках рассмотрения судом основного ходатайства об избрании/продлении меры пресечения, которое инициируется следователем/дознавателем в производстве которого находится уголовное дело.

Именно об альтернативном, но никак не самостоятельном характере ходатайства стороны защиты об изменении меры пресечения, свидетельствуют разъяснения, содержащиеся в пункте №3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2013 года №41 , а также наиболее авторитетные научно – практические комментарии по вопросам практики применения уголовно – процессуальных норм.

Полагаю, что во многом ошибочная практика рассмотрения отдельных ходатайств стороны защиты по вопросам, связанным с отменой/изменением мер пресечения, вызвана отсутствием системного применения и понимания положении статьи 110 УПК РФ.

В соответствии с указанной нормой УПК РФ, мера пресечения отменяется в том случае, когда в её действии отпадает необходимость, или изменяется на более строгую или более мягкую, когда меняются основания, имеющие место быть при её избрании, закрепленные в нормах статей 97 и 98 УПК РФ.

Отмена/изменение действующей меры пресечения производится по постановлению дознавателя, следователя или по решению суда.

В данном аспекте, важно понимать, что решение следователя об освобождении лица из-под стражи и(или) об изменении меры пресечения на более мягкую, принимаемое в ходе досудебного производства, не связано с нарушением или ограничением конституционного права обвиняемого на свободу и личную неприкосновенность, так как принимается в его интересах, и поэтому не требует принятия какого – либо специального судебного решения.

Таким образом, по смыслу ч. 2 ст. 110 УПК РФ, придаваемому данной норме правоприменительной практикой и надлежащим юридическим толкованием, ходатайство об отмене или изменении меры пресечения в виде содержания под стражей подлежит рассмотрению и разрешению тем органом или лицом, в производстве которого в конкретный момент находится уголовное дело.

Действительно,ранее статья 110 УПК РФ в части 4 закрепляла императивное правило, согласно которому мера пресечения, избранная на основании судебного решения, могла быть изменена или отменена только посредством принятия соответствующего судебного решения.

Однако, положения часть 4 статьи 110 УПК РФ утратили силу, после внесения поправок Федеральным законом от 04 июня 2003 года №92 – ФЗ.

Таким образом, взаимосвязанные положения статей 106, 107, 109 и 110 УПК РФ не предусматривают возможности для участников уголовного судопроизводства со стороны защиты направлять в суд по месту производства предварительного расследования самостоятельные ходатайства об отмене/изменении меры пресечения.

Иное истолкование приведенных норм УПК РФ будет создавать неблагоприятную ситуацию в виде злоупотребления правом, в первую очередь, со стороны защиты.

Ведь достаточно легко представить ситуацию, когда обвиняемый и его защитник, получив отказ в удовлетворении подобного рода ходатайства, будут направлять в суд аналогичные обращения еженедельно, что может негативно отразиться на эффективности осуществления предварительного расследования.

Возникает актуальный вопрос – какое решение и в рамках какой процедуры должен принять суд, в случае поступления от защитника/обвиняемого ходатайства об отмене/изменении меры пресечения?

Полагаю, что данное ходатайство должно быть расценено как непроцессуальное обращение, в соответствии с положениями Федерального закона от 02 мая 2006 года №59 – ФЗ «О порядке рассмотрения обращении граждан РФ» и, соответственно, возвращено заявителю, поскольку его разрешение, ввиду того, что уголовное дело находится в производстве органа предварительного следствия (дознания), а не суда, не представляется возможным. Сразу оговорим, что здесь речь не идет о ситуациях, когда указанные обращения подаются в суд во время рассмотрения им материала в обоснование ходатайства о продлении срока действия меры пресечения.

К примеру, В Челябинский областной суд 26 сентября 2018 года от защитников обвиняемого Н.Н.В. поступило ходатайство об изменении меры пресечения с заключения под стражу на домашний арест.

В ходатайстве защитник сослался на то, что постановлением Челябинского областного суда от 20 июня 2018 года удовлетворено ходатайство следователя о продлении срока содержания под стражей в отношении его подзащитного , уголовное дело в отношении которого в последствии было направлено в Ленинский районный суд г. Челябинска.

По итогам предварительного слушания, 03 августа 2018 года, Ленинский районный суд г. Челябинска вернул уголовное дело в отношении Н.Н.В. прокурору в порядке статьи 237 УПК РФ.

Доводы ходатайства сводились к субъективному утверждению о том, что основания, предусмотренные статьей 97 УПК РФ изменились и утратили свою актуальность, а поскольку общий срок содержания обвиняемого под стражей составляет 12 месяцев, то, по мнению защитника, такое ходатайство должен рассматривать именно суд среднего звена. По итогам предварительного изучения указанного ходатайства, было принято решение об отказе в его принятии и возвращению заявителю.

Если же указанное ходатайство стороны защиты было рассмотрено судом по существу в судебном заседании и на итоговое процессуальное решение была принесена апелляционная жалоба/представление, то суд апелляционной инстанции должен принять решение о прекращении производства по жалобе/представлению, руководствуясь положениями части 2 статьи 110 и пунктом 10 части 1 статьи 389.20 УПК РФ. Такая судебная практика имеется, и она представляется правильной.

Отдельно, хотелось обратить особое внимание на то, что многие адвокаты, мотивируют возможность обращения в суд с самостоятельным ходатайством об изменении меры пресечения, ссылаясь на решения Конституционного Суда РФ, выраженные в Постановлении от 26 ноября 2002 года №16 – П, а также в Определении от 04 ноября 2004 года №342 – О по делу о проверке конституционности отдельных положении уголовно – исполнительного кодекса РФ.

Из смысла правовых позиции, изложенных в указанных решениях следует, что не указание в законе стороны защиты как субъекта заявления ходатайства в суд по вопросу, решение которого входит в компетенцию суда, не является препятствием для самостоятельного обращения стороны защиты с таким ходатайством в суд. При этом, представители адвокатского сообщества особо подчеркивают, что в Определении №342 – О имеется указание КС РФ на то, что его позиция, сформулированная по рассматриваемому вопросу, распространяется на все однородные правовые ситуации.

Полагаю, что всё же представители адвокатского сообщества заблуждаются, полагая, что указанные правовые позиции КС РФ могут быть применены к разрешению вопроса о мере пресечения в частности, и к самому уголовному процессу, в целом.

Не вдаваясь в теоретические подробности сущности и пределов распространения решении КС РФ, отмечу, что правовые позиции, которые содержат в себе решения органа конституционного контроля является следствием выявления истинного конституционно – правового смысла конкретных норм федерального законодательства, которые выступают предметом их проверки в рамках конституционного судопроизводства и регулируют конкретное правоотношение в рамках четко обозначенной сферы отраслевого законодательства.

Иными словами, вышеуказанные правовые позиции КС РФ, на которые ссылается сторона защиты, не могут быть применены к сфере уголовно – процессуальных отношении, поскольку в них раскрыт смысл норм права, которые регулируют иную сферу, а именно уголовно – исполнительную, которая имеет отличный от уголовного процесса предмет, объект, а также собственную цель и задачи. Таким образом, правовые позиции КС РФ из Постановления №16 – П и Определения №342 – О не могут быть применены по аналогии к уголовно – процессуальным отношениям, поскольку раскрывают смысл норм иной отрасти права.

Спасибо за внимание)

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *