Врачи через суд обяжут родителей лечить своих детей — советы опытного юриста

Здоровье » Здравоохранение

Когда с ребенком случается беда и необходимо срочное хирургическое вмешательство, ситуация дополнительно усложняется законодательным коллапсом.

Врачи не могут приступить к операции без письменного согласия родителей ребенка. А на получение такого согласия может уйти много времени, которое в такие мгновения на вес золота.

Депутаты решили разобраться в этом вопросе, но мнения общественности по этому поводу разошлись.

Врачам могут позволить лечить детей без согласия родителей

Российским медикам могут разрешить проводить операции несовершеннолетним без согласия их родителей. Депутаты ЗС Санкт-Петербурга внесли законопроект об этом в Госдуму.

Парламентарии объясняют, что сейчас в случае отказа родителей или других законных представителей детей до 15 лет от медицинского вмешательства медучреждение может обратиться в суд, чтобы защитить интересы несовершеннолетнего.

Но на практике это довольно затруднительно, так как требует много времени. Депутаты хотят внести изменения в законодательство с целью ограничения прав родителей на отказ от медицинского вмешательства тогда, когда оно действительно необходимо по экстренным показаниям.

При возникновении споров между медицинским учреждением и родителями законодатели предлагают всю ответственность за решение возложить на:

  • лечащего врача
  • или консилиум врачей.

Доводы «За» законопроект

Многие эксперты в медицинской сфере уверены, что такой закон позволит спасти много жизней маленьких граждан России. Известно множество случаев, когда дети погибали, так как их родители не разрешали врачам:

  • проводить оперативное вмешательство
  • либо другие манипуляции

к примеру, из-за религиозных убеждений.

Так, в Москве в 2010 году в клинику после аварии попал 10-летний ребенок с тяжелейшими травмами.

Ему требовалось срочное переливание крови, но мать мальчика не дала разрешение на эту процедуру по религиозным убеждениям (она относилась к Свидетелям Иеговым).

Работники медучреждения обратились за разрешением в суд, который:

  • удовлетворил исковое требование
  • разрешил провести указанную процедуру.

Однако к этому моменту ребенок скончался.

Годом ранее подобный случай произошел в Санкт-Петербурге. Тогда тоже скончался новорожденный младенец, поскольку его мать запретила переливать ему кровь.

Депутаты со своей стороны приводят в пример Семейный кодекс РФ, в котором четко написано, что «родительские права не должны противоречить интересам детей». Также в кодексе содержится положение об ограничении законодательством прав граждан членов семьи, если это необходимо для защиты здоровья и жизни других членов семьи.

«Данным законопроектом предлагается ограничить права:

  • родителей
  • и других законных опекунов

на отказ от вмешательства медиков в случаях, когда оно необходимо по экстренным показаниям и может устранить угрозу жизни человека, либо отсутствует другой вид медицинского вмешательства, который позволяет устранить угрозу жизни человека», — сказано в пояснительной записке к этому законопроекту.

Решение о необходимости медицинского вмешательства будет приниматься:

  • консилиумом врачей
  • либо непосредственно лечащим врачом.

При этом решение будет вноситься в медицинскую книжку пациента.

Хирург Владимир Хорышев убежден, что подобные изменения в законодательстве крайне необходимы. Даже при той двойной ответственности, которая ложится на врача.

«Когда операция сверхсрочная, допустим:

  • разрыв селезенки у ребенка
  • или внутреннее кровотечение.

В таких случаях для спасения жизни нет времени на получение различных разрешений. Бывают такие ситуации, когда приходится убеждать родителей в необходимости операции, но они по разным причинам отказываются от этого. Теряются драгоценные минуты и, увы, зачастую теряется жизнь человека. Любое действие имеет:

  • и положительные стороны
  • и отрицательные.

Врачи через суд обяжут родителей лечить своих детей - советы опытного юриста

Для спасения жизни нет времени на получение различных разрешений

Ведь на хирурга возложена колоссальная:

  • моральная
  • и юридическая ответственность.

Он взял ребенка, который истекает кровью, а тот умер у него на столе. И тогда начинаются разговоры, мол, хирург зарезал», — пояснил доктор Хорышев.

Семья под угрозой, или Строим неорабство?

Закон позволит исключить случаи смерти детей, чьи родители не дают согласия, считает Борис Альтшулер, руководитель фонда «Право ребенка».

«Этот закон принимается ради небольшого количества случаев. Проблема возникает тогда, когда родители начинают возражать. При их отсутствии ребенку делают как любому взрослому, все, что нужно для спасения. Нет никаких проблем. Если родители не писали возражения, тогда это делается, как со всеми.

Затем, задним числом, они могут говорить все, что угодно, только это уже не считается. Врачи уже не виноваты, поскольку не было возражения», — пояснил Альтшулер.

Что касается религиозных фанатиков, то вообще непонятно, зачем они доставляют своих детей в больницы, если не дают докторам оказывать им медицинскую помощь? Именно на такие случаи рассчитана новая норма, считает хирург одной московской больницы.

Доводы «Против»

Законопроект наделал много шума и разделил людей на два противоборствующих лагеря. Некоторые родители видят в этом законе теорию заговора. «Руки прочь от детей! Устраивают какой-то фашизм:

  • то отбирают детей у матерей
  • то лечить их собираются неизвестно от чего.

Сколько это будет продолжаться? Этот закон лоббируют:

  • торговцы детскими органами
  • и фармацевтические компании.

Теперь у наших детей будет законнее и проще отрезать что-нибудь ненужное.

Дума поддержит растлителей детей?

Закон просто повышает контроль государства над семьей» — такими ми полон Интернет. Так, депутат ЗС Иркутской области, главный акушер Областного перинатального центра Наталья Протопопова не считает целесообразным принятие такого закона. Она рассказала, что при возникновении сложного медицинского случая с ребенком:

  • незамедлительно собирается консилиум
  • и обсуждение деталей требуемого объема вмешательства занимает примерно 5 минут.

Врачи через суд обяжут родителей лечить своих детей - советы опытного юриста

Сегодня врачи не могут оперировать без письменного согласия родителей ребенка

Когда решение принято, составляется заключение консилиума, в котором указываются:

  • диагноз
  • необходимость переливания крови
  • ибо изменение объема операции и обоснование такой необходимости.

Для принятия подобного закона нужна уверенность в существовании такой проблемы, которую нужно решать на территории всей России, но подобные случаи — это скорее исключение из правил, чем закономерность.

«Я не вижу особой целесообразности принятия данного закона. Если возникает ситуация, угрожающая жизни ребенка, нормальные родители никогда не станут противодействовать оказанию ему экстренной медицинской помощи.

Бывают, конечно, и «социально неблагополучные» родители, которым все равно. Но в этом случае мы:

  • собираем консилиум
  • и принимаем необходимое решение.

Никто нас не ограничивает в оказании требуемой помощи. Есть, конечно, религиозные люди, для которых переливание крови — смерти подобно, но мы имеем такое количество препаратов и кровезаменителей, которые позволяют нам не допустить кровопотери в таких случаях.

Но иногда невозможно избежать переливания настоящей крови. В этом случае мы можем или стоять и смотреть, как погибает человек, или тем же консилиумом принимать определенное решение и брать ответственность на себя», — заключила Наталья Протопопова.

Между тем, противоречия, которые присутствуют, смогли бы сгладить общественные слушания нового законопроекта.

Теоретически возможно предположить такую ситуацию, когда, к примеру, ювенальщики смогут отобрать у родителей ребенка, поскольку те отказались от конкретного вида лечения. А, учитывая своеобразность некоторых врачей, их легко могут «подключить» в этот процесс.

Но, экстренное медицинское вмешательство в тех случаях, когда на кону стоит жизнь человека, не должно быть остановлено предрассудками сектантов.

Что такое рефракционная хирургия

Отказ от ответственности: этот контент, включая советы, предоставляет только общую информацию. Это никоим образом не заменяет квалифицированное медицинское заключение. Для получения дополнительной информации всегда консультируйтесь со специалистом или вашим лечащим врачом.

Добавьте «Правду.Ру» в свои источники в Яндекс.Новости 

Могут ли ребенка лечить насильно?

Trev Grant / Flickr / CC-BY-2.0

Новый Федеральный закон значительно сокращает срок судебного разбирательства в случаях, когда родители отказываются от лечения ребенка. Для справки: раньше подобные вопросы разбирали в судах до двух месяцев, теперь – до пяти дней, а в исключительных случаях и до одного. Но как будет действовать новый закон? И в каких случаях ребенка насильно будут забирать в больницу? Давайте разбираться.

Поправки в Кодекс административного судопроизводства №223, о которых и идет речь, – не просто предложение. Они приняты 28 июня и одобрены подписью президента. По задумке инициаторов, направлены поправки на то, чтобы защитить несовершеннолетних и недееспособных лиц, если их законные представители отказываются от медицинского вмешательства, необходимого для спасения жизни.

Получается, что настаивать на лечении медики должны лишь в исключительных случаях. Однако на родительских форумах уже обсуждаются примеры того, как новое изменение в законодательстве пытаются реализовать в случае самых разных болезней ребенка.

«Я вызвала скорую лишь для подстраховки, когда у сына случился очередной приступ хронического заболевания», – пишет одна из мам. По словам женщины, она знала, что делать в случае приступа, и у нее были наготове соответствующие препараты. Когда приехала скорая, ребенок мирно спал.

Врач же, как пишет женщина, не только стал просить разбудить ребенка, но и пригрозил ей полицией и органами опеки.

Написанное заставило многих родителей начать беспокоиться. Что если, по их предположениям, под закон попадет, например, недовес или перевес ребенка?

Обеспокоен принятием новых поправок и председатель Московского Городского Родительского Комитета Руслан Ткаченко:

«Я давно занимаюсь этой темой. И поверьте мне: случаев, когда происходит врачебная ошибка очень много, случаев, когда детей просто залечивают – столько же. Я ни разу не сталкивался с тем, чтобы родители сознательно не лечили своих детей. Только читал несколько раз о таких случаях.

Наоборот, мы зачастую сталкиваемся с тем, что детей хотят просто заколоть антибиотиками. Вот возьмите ложный круп, к примеру. Это история чисто психологическая, то есть с ребенком нужно больше гулять, проветривать помещение, читать.

Врачи же кладут ребенка в инфекционку и начинают обкалывать антибиотиками, после которых месяца два детский организм еще нужно восстанавливать. И я не на стороне врачей в данной ситуации, потому что никто больше чем родители, не будет любить своих детей.

Читайте также:  Как взыскать алименты с "незарплатных" доходов? - советы опытного юриста

А любая медицинская услуга должна осуществляться лишь при добровольном согласии».

«Вырывать у вас из рук ребенка незаконно», – спешит успокоить юрист Артем Ерофеев. «Согласно принятым поправкам, врачам потребуется составить административное исковое заявление.

Именно его они должны предъявить вам как лицу, которое отказалось от медицинского вмешательства, необходимого для спасения жизни представляемого лица».

По словам юриста, принципиально важным моментом в таком заявлении должно быть указание на заключение врачебной комиссии медицинской организации.

1) медицинская документация гражданина, в защиту интересов которого подается административное исковое заявление;

2) заключение врачебной комиссии медицинской организации с указанием диагноза, тяжести заболевания, описанием состояния, требующего спасения жизни пациента, а также иные материалы, подтверждающие необходимость проведения медицинского вмешательства в целях спасения жизни пациента;

3) документы, подтверждающие отказ законного представителя несовершеннолетнего от медицинского вмешательства, необходимого для спасения жизни представляемого лица;

4) документы, подтверждающие уведомление органа опеки и попечительства о подаче административного искового заявления о защите интересов несовершеннолетнего в случае отказа законного представителя от медицинского вмешательства, необходимого для спасения жизни представляемого лица.

Trev Grant / Flickr / CC-BY-2.0

Поскольку сроки рассмотрения таких дел значительно сократились, судья немедленно принимает иск и начинает разбирательство. Суд вправе потребовать и иные документы, необходимые для вынесения решения. При этом ваша, как представителя ребенка, неявка не будет препятствовать рассмотрению и разрешению дела. Конечно, за исключением случаев, если ваша явка признана судом обязательной.

Важный момент: все судебные разбирательства начинаются только тогда, когда речь идет о спасении жизни ребенка.

С медицинской точки зрения, угроза его жизни заключается в тяжелых заболеваниях, для устранения которых должны быть привлечены соответствующие лечебные заведения, специалисты и медикаменты.

То есть обычная простуда вряд ли просто так превратится в угрозу жизни ребенка, по мнению врача.

Получается, что изменения все же могут быть полезны. Однако они вызывают опасения у тех, кто работает с неизлечимо больными детьми. Паллиативная медицина для нашей страны – явление пока новое. Вылечить такого больного нельзя, но его состояние можно облегчить.

По мнению экспертов, работающих с паллиативными больными, существует достаточно случаев, когда врачи просто перестраховываются и применяют те методы лечения, которые не только не улучшают состояние таких детей, но и ухудшают его.

К примеру, пациентов с муковисцидозом подключают к аппарату ИВЛ, «раздышаться» самостоятельно после этого ребенку очень и очень сложно. Новые поправки, считают в благотворительных фондах, могут создать череду исков против родителей, дети которых неизлечимо больны.

Речь идет именно о тех случаях, когда родители в курсе состояния ребенка и делают все, чтобы облегчить его состояние. Этот момент, как считают в фондах, необходимо было прописать в законе.

На вопрос ответил президент Лиги защиты пациентов Александр Саверский:

«Ничего экстраординарного в поправках я не вижу. Сам механизм существовал и до этого. И эти сроки – пять дней и один день – действительно оправданы. Некоторые родители готовы рисковать жизнью ребенка во имя собственных убеждений.

Конечно, два месяца для подобных судебных разбирательств – слишком большой срок. Такие разбирательства ведь начинают тогда, когда речь идет об угрозе жизни ребенка, и медлить здесь нельзя. Суд в любом случае примет во внимание доводы обеих сторон.

И ситуации, повторюсь, будут касаться исключительно тех случаев, когда есть угроза жизни, то есть моментов, когда налицо серьезные конфликты. Если же врачи в чем-то не согласны с родителями, то они будут просто следить вместе с ними за состоянием ребенка.

Я приведу несколько примеров, чтобы было понятна, что вмешиваться иногда необходимо. Те же Свидетели Иеговы против переливания крови и даже гемодиализа. Они видят запрет на это в Библии, хотя ни о каком гемодиализе там, конечно, не сказано.

Ко мне лично обращались представители этой организации и просили отстоять их интересы в подобном случае. Но я отказался, и объяснил, что для их детей такое поведение – это реальная угроза жизни. Вот для кого нужны такие поправки, всем остальным паниковать не стоит».

Безусловно, ответственность за жизнь и здоровье ребенка лежит на его родителях. Это они представляют его интересы и решают, стоит ли делать прививки или нет, продолжать ли грудное вскармливание или заканчивать и так далее.

Впрочем, давайте признаем – в некоторых случаях без врачей все же не обойтись. И здесь речь идет уже не о незначительном недовесе или перевесе, а о ситуации, когда ребенку нужно спасать жизнь. Вышеупомянутые случаи с необходимостью переливания крови это доказывают.

В любом случае решение останется за вами. Главное – постарайтесь принять правильное.

Как врачам бороться с родителями, убивающими своих детей

Завкафедрой гражданского права и процесса Института государства и права Тюменского госуниверситета Татьяна Краснова и член Коллегии адвокатов Москвы «Барщевский и партнёры» Шамиль Шихшаидов рассказали medrussia.org о том, как можно повлиять на родителей, отказывающихся лечить своего ребёнка и можно ли прописать в законодательстве статью о самолечении.

Отказ матери от лечения ребёнка – право или безответственность?

Принятие решения о лечении ребенка является правом матери. Согласно ст. 20 Федерального закона от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (далее – Закон) необходимым предварительным условием медицинского вмешательства является дача информированного добровольного согласия гражданина или его законного представителя.

«Родители являются законными представителями своих несовершеннолетних детей. По Закону один из родителей дает согласие на медицинское вмешательство (или отказ от медицинского вмешательства) в отношении ребенка, не достигшего 15 лет. Это правило касается оказания любых видов медицинской помощи», – отметила Татьяна Краснова.

Исключения предусмотрены в отношении ребенка, больного наркоманией (тогда согласие родителя требуется до достижения ребенком 16 лет). Также исключением являются случаи необходимости наркологической помощи или медицинского освидетельствования в целях установления состояния наркотического либо иного токсического опьянения – здесь согласие родителя имеет значение до достижения ребенком 18 лет.

«Тем самым родители фактически распоряжаются жизнью и здоровьем своего ребенка. С одной стороны, такое положение вещей представляется справедливым, если речь идет о родителях, действующих в интересах ребенка и принимающих на себя ответственность за выбор лучшего способа заботы о здоровье ребенка.

  • С другой стороны, это может привести к трагедии, если родители не заботятся о своем ребенке или не способны адекватно оценить обстоятельства, требующие решения вопроса о необходимости медицинского вмешательства», – добавила эксперт.
  • В свою очередь адвокат Шамиль Шихшаидов добавил, что создание препятствий со стороны родителей к получению ребенком соответствующей медицинской помощи является грубым нарушением конституционных прав и свобод ребёнка, а такое поведение родителей свидетельствует о ненадлежащем исполнении родителями своих обязанностей.
  • «Действующее российское законодательство за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию детей устанавливает следующие виды юридической ответственности:

– Административную (ст. 5.35 КоАП  РФ («Неисполнение родителями или иными законными представителями несовершеннолетних обязанностей по содержанию и воспитанию несовершеннолетних»);

  1. – Гражданско-правовую (ст.1073 – 1075 ГК РФ);
  2. – Семейно – правовую (ст. 69,73 («Лишение родительских прав», «Ограничение родительских прав») Семейного кодекса РФ);
  3. -Уголовную (статья 156 УК РФ Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего»)», – рассказал эксперт.
  4. Лечить ребёнка по решению суда
  5. Шамиль Шихшаидов добавил, что по действующему законодательству, решение о госпитализации ребёнка остаётся за родителями, даже если он находится при смерти.

«Если говорить конкретно о вич-инфекции, то на мой взгляд необходимо на законодательном уровне предусмотреть, что при наличии заключения врачебной комиссии о необходимости оказания ребёнку медицинской помощи в связи с вич-заболеванием, рекомендации врачей являются обязательными для родителей. В таком случае родители обязаны исполнить обязательные рекомендации врачей и не препятствовать госпитализации ребёнка, проведению ему медицинских и лечебных мероприятий.

Родители должны осознавать всю меру ответственности за свои действия, когда они пишут отказ. Если станет хуже или возникнут осложнения, это будет полностью их вина.

Родители должны осознавать, что ВИЧ-инфе́кция — медленно прогрессирующее заболевание, вызываемое вирусом иммунодефицита человека и в случае отсутствия надлежащего лечения в медицинском стационаре этой болезни.

Это может привести к летальному исходу», – отметил адвокат.

Татьяна Краснова добавила, что в Законе об основах охраны здоровья граждан сказано, что в том случае, если медицинская помощь нужна для спасения жизни ребенка, а согласие родителя на медицинское вмешательство отсутствует, медицинская организация может обратиться в суд.

«Очевидно, что обращение в суд требует определенного периода времени.

Поэтому если медицинское вмешательство необходимо по экстренным показаниям для устранения угрозы жизни человека, то оно допускается консилиумом врачей, а в случае, если собрать консилиум невозможно, – непосредственно лечащим (дежурным) врачом с внесением такого решения в медицинскую документацию пациента и последующим уведомлением должностных лиц медицинской организации (руководителя медицинской организации или руководителя отделения медицинской организации) и родителя (иного законного представителя) ребенка.

В ситуациях, не связанных со спасением жизни ребенка, и при отсутствии экстренных показаний к медицинскому вмешательству, следует определить, не является ли отсутствие лечения ребенка уклонением родителей от выполнения своих обязанностей по воспитанию детей.

Для этого можно обратиться в орган опеки и попечительства, компетентный в вопросах соблюдения интересов детей. Если будет установлено, что родитель не заботится о здоровье своего ребенка, это может лечь в основу требования о лишении его родительских прав (ст.

69 Семейного кодекса РФ) или ограничении в родительских правах (ст. 73 Семейного кодекса РФ).

Кроме того, за неисполнение обязанности по воспитанию несовершеннолетнего предусмотрена уголовная ответственность (ст. 156 Уголовного кодекса РФ)», – рассказала Татьяна Краснова.

Статья за самолечение, какой она должна быть?

Читайте также:  Как правильно оформить наследство на квартиру - советы опытного юриста

Эксперт добавила, что необходимость принятия такой нормы представляется спорной, так как само понятие «самолечение» не вполне ясно и требует определения или критериев квалификации поведения в качестве самолечения.

«Рассматривая самолечение, как поведение родителей, приносящее вред здоровью ребенка, оно может явиться основанием для лишения родительских прав или ограничения в родительских правах, наряду с другими аналогичными по своим последствиям формами поведения родителей, уклоняющихся от исполнения родительских обязанностей или злоупотребляющих родительскими правами. При наличии в действиях родителей признаков преступлений возникнут основания для уголовной ответственности. В этом смысле нет необходимости в придании самолечению самостоятельного значения», – заключила Татьяна Краснова.

Как сообщалось ранее, в Иркутске скончалась 35-летняя женщина, инфицированная ВИЧ. Она поступила в реанимацию в тяжёлом состоянии, однако ее муж (тоже ВИЧ-инфицированный) запрещал врачам давать ей препараты антиретровирусной терапии. Подробнее читайте: «За ВИЧ-диссидентство нужно ввести уголовную ответственность».

Новости в России и в мире — Newsland — информационно-дискуссионный портал. Новости, мнения, аналитика, публицистика

  • Это поправки в Кодекс Административного судопроизводства №223 «О внесении изменений в Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации» были приняты 28 июня и уже подписаны президентом России. 
  • В нем говорится о том, что поправки «направлены на защиту несовершеннолетних и лиц, признанных в установленном порядке недееспособными, в случае отказа их законных представителей от медицинского вмешательства, необходимого для спасения жизни».
  • Теперь медики, незамедлительно известив органы опеки, могут направлять в суд свои иски в случае, когда видят опасность жизни и здоровью ребенка, а родители при этом бездействуют. 

Вызывает опасения не сам закон, который по сути имеет право на существование.

Вызывает обоснованные опасения то, как его будут применять недалекие и субъективные врачи и сотрудники опеки. Почему обоснованные? Потому что уже сегодня есть много сигналов о том, как еще до принятия закона порой ведут себя врачи и другие представители «детозащиты».

Маргарита, мать 4-летнего Демьяна, Санкт-Петербург, рассказывает: 

«У сына случился приступ хронического заболевания. Я знаю, как его снимать, потому что это не первый раз. Все препараты у меня на готове. Но на всякий случай, для подстраховки, я вызвала «Скорую». Когда «Скорая» приехала, приступ уже прошел, и уставший сын уже заснул.

Врач пришла, я все рассказала и попросила его не будить, чтобы он отдохнул. Врач стала настаивать, чтобы его разбудить и увезти в больницу. Я не соглашалась. Тогда она сказала:»Я вызываю полицию и органы опеки, ребенка отбираем». Мне стоило большого труда убедить ее это не делать. Как быть дальше, не знаю.

Неужели теперь нельзя вызывать «Скорую»?

Какие случаи могут подпадать под действие нового закона? Что именно врачи, прошедшие особое инструктирование, будут считать «угрозой жизни»? 

Например, у ребенка высокая температура, а родители ему не вызвали врача, потому что знают, что он вчера промочил ночи, простудился, и знают, как это лечить? 

Недовес ребенка или перевес? Может, нарушают его права и не докармливают или перекармливают?

  1. Или родители сами лечат ребенка, потому что знают, что ему помогает, а что нет и не посещают с ним врача при наличии у ребенка некого заболевания? 
  2. Или родители, понимая состояние ребенка, отказываются от госпитализации ребенка, когда врач предлагает поехать в больницу? 
  3. Или родители лечат по-своему, отказываясь от схемы лечения, предложенной врачом, потому что хотят оградить ребенка от сильных побочных последствий?  
  4. Или родители лечат ребенка гомеопатией либо по старинке в рамках медицины, не соответствующей проплаченным стандартам фармкомпаниями схемам Минздрава, но опробованной веками? 
  5. Сколько уже сейчас известно случаев, которые даже трудно назвать перегибами, когда отказ родителей от прививок, часто обоснованный, рассматривается как угроза жизни ребенка, хотя все знают, что профилактические прививки — добровольное дело родителей.
  6. Вот только три примера того, как представители как опеки, так и медицины, не имея даже малейшего желания общаться с родителями по-доброму, по-человечески, конструктивно, предпочитают гестаповские методы:
  7. Младенца из-за прививок изъяли с применением электрошокера
  8. Детей отобрали за чесотку

Ребенка отобрали за то, что он толстый 

Эти три случая, а их множество, демонстрируют широту трактовки, что врачи могут считать «опасностью для жизни». 

Безусловно, не стоит впадать в катакомбное мышление и надо признать, что бывают случаи, когда мнение врача принципиально важно, и родители действительно могут не распознать серьезное заболевание, ведь важно не упустить критическое состояние ребенка. Я лично знаю случай, как мать-натуропатка лечила своего месячного малыша «травками» до тех пор, пока он не умер. К врачу она не обращалась, а у ребенка оказалась пневмония в тяжелой форме. 

Но таких случаев крайне мало, это микропроценты, не влияющие в целом на ситуацию. Детей в авариях и на дорогах гибнет несравнимо больше, однако никто не запрещает езду

Но закон по-прежнему не предлагает критериев, что можно считать опасностью для жизни. 

«Если сейчас мать, считающая, что разбирается в медицине лучше врачей, может два месяца лечить пневмонию с дыхательной недостаточностью у своего ребенка заячьим пометом, то теперь у нее в течении суток дитя изымут и спасут», — так объясняет суть закона на сайте «Милосердие» иеромонах Феодорит (Сеньчуков), врач-реаниматолог.

И вот самое главное. По новому закону иски врачей в таких случаях суд будет рассматривать в ускоренном порядке — в срок от 1 до 5 дней: ребенок будет признан нуждающимся в защите государства, родителей экстренно ограничат в правах, накажут по 5.35 КоАП и далее по списку. 

Ведь каждому понятно, что за 1-5 дней никто из родителей не успеет собрать доказательства даже в тех случаях, когда лечение и наблюдение ребенка проводилось родителями надлежащим образом. А презумпция невиновности родителей автоматически данным законом отменяется. Ну естественно — в целях защиты прав ребенка.

Можно ожидать, что после принятия закона последуют внутриведомственные инструкции для медперсонала, персонала школ и детсадов.

Однако очевидно, что по-прежнему продолжится игра «втёмную»:  родители так и не узнают, в каких случаях их ребенка неожиданно могут признать «нуждающим в помощи государства» из-за состояния здоровья их ребенка, а когда нет, все — на усмотрение врача, учителя, опеки, суда.

Становится еще актуальнее вопрос Насти Терновской, мамы, у которой по подозрению угрозы жизни и здоровью изъяли 5-летнего сына: «Скажите, где написано, прямо по пунктам, что я должна делать, чтобы считаться хорошей матерью? Покажите! Есть такой список? Почему мне вдруг говорят, что я — плохая мать, что я что-то не выполняю, и я теперь должна доказывать обратное?»

В связи с принятием данного закона также хочется напомнить, о том, что не был случаен последний Съезд уполномоченных по правам детей РФ. Он был посвящен именно защите прав несовершеннолетних пациентов. 

Одним из докладов на Съезде был доклад Лазуренко Светланы Борисовны, заведующей лабораторией специальной психологии и коррекционного обучения ФАГУ «Научный центр здоровья детей» Минздрава РФ.

Ее доклад назывался «Права ребёнка и исполнение родителями своих обязанностей: проблемы и пути решения».

«Мы, конечно, не можем вмешиваться в семью», — говорит Лазаренко. — «Но только до тех пор, пока не нарушены права ребенка.» 

  • Лазаренко изначально ставит под сомнение общую компетентность родителей выполнять свои родительские обязанности в полной мере в соответствии с потребностями ребенка, не нанося вреда его физическому и психическому развитию.
  • То, как и какими способами родители лечат ребенка, насколько прислушиваются к рекомендациям врачей и даже то, каким образом родители требуют педагогических результатов от ребенка в школе, — все такие ситуации Лазаренко относит к области возможного нарушения прав ребенка.
  • Для упрощения взаимодействия медиков и опеки Лазаренко предлагает увеличить полномочия медиков, воспитателей и учителей — доносительствовать на семьи, наладить более тесное межведомственное взаимодействия между опекой и врачами.

«Нужно было бы увеличить полномочия специалистов профильных организаций, я имею в виду учреждения здравоохранения, образования и упростить механизм их обращения в компетентные органы для того, чтобы как можно быстрее отреагировать на происходящее в семье неблагополучие.» 

  1. Несмотря на то, что Лазаренко упоминает, что критических случаев единицы, она предлагает создать отдельный ресурс, портал, чтобы каждый гражданин имел возможность доносить на родителей в опеку через Интернет.
  2. Принятие закона подтверждает то, что все остальные предложения Лазаренко вполне осуществимы в самом ближайшем будущем.
  3. Полностью текст доклада Лазаренко о нарушении родителями прав ребенка при его заболевании и о невыполнении ими родительских обязанностей можно прочитать по активной ссылке.
  4. Анна Кисличенко

Родители младенца, принудительно госпитализированного из-за подозрения на COVID-19, обжаловали решение суда

13 апреля гражданин В. обжаловал решение Ленинского районного суда г. Кемерово, на основании которого восьмимесячного сына В. госпитализировали с подозрением на COVID-19 в недобровольном порядке. Первая инстанция рассмотрела административный иск при помощи видеозвонка отцу мальчика в WhatsApp.

Находясь в обсерваторе, мужчина был вынужден направить апелляционную жалобу на электронный адрес суда.

«В условиях коронавируса, постоянно меняющихся реалий, не рассматривающих дел судов, недавних выходных на почте, а также неясности будущих режимов я посоветовал не ждать выписки из обсерватора (15 апреля), а подать жалобу любым возможным способом в период изоляции», – прокомментировал такой способ обращения в суд адвокат АП Красноярского края Владимир Васин. Именно он при сотрудничестве со Штабом международной Агоры по коронавирусу оказывает правовую помощь В.

Читайте также:  О возмещении судебных расходов - советы опытного юриста

Иск о принудительной госпитализации

Эксперты прокомментировали рассмотрение судом дела с помощью видеозвонка по WhatsAppПо итогу необычного заседания ИП был привлечен к ответственности за то, что его кафе продолжало работать в обычном режиме, несмотря на введение ограничений из-за распространения коронавируса

1 апреля 2020 г. супруги В. и Л. вместе со своим восьмимесячным сыном А. прилетели из Таиланда в Новосибирск.

Из-за угрозы завоза и распространения новой коронавирусной инфекции семью поместили в обсерватор. Когда у ребенка появился кашель и насморк, родители сообщили об этом медикам. Мальчика осмотрел дежурный врач. У всей семьи был взят анализ на COVID-19, который показал отрицательный результат. Врач дал родителям рекомендации по лечению А.

, при этом о госпитализации в инфекционную больницу речи не шло.

5 апреля супругов с сыном доставили в Кемерово, где они проживают, и снова поместили в обсерватор. На следующий день ребенка осмотрел инфекционист. Поскольку у А.

обнаружился респираторный синдром, кашель, насморк, лихорадка в анамнезе и ряд других симптомов, которые могут расцениваться как признаки COVID-19, было вынесено постановление о госпитализации мальчика для обследования.

Родители от добровольной госпитализации отказались, поэтому главный государственный санитарный врач по Кемеровской области подал административный иск в Ленинский районный суд г. Кемерово о принудительной госпитализации младенца.

Как указал врач, в настоящее время установлено, что новая коронавирусная инфекция передается контактно-бытовым способом (при этом вирус живет на поверхностях 72 часа), а также воздушно-капельным путем и является высококонтагиозной, то есть «может распространиться по вентиляционной системе на все здание обсерватора».

Истец также отметил, что лица, прибывшие в страну из-за рубежа, при появлении признаков инфекционного заболевания подлежат обязательному исследованию на COVID-19 немедленно в любой день наблюдения и, если результат будет отрицательным, на 10-й день с момента прибытия в страну. При этом, пояснил врач, на момент подачи иска о принудительной госпитализации окончательное исследование не проведено, поэтому исключать наличие коронавирусной инфекции у мальчика нельзя.

Судебное заседание в мессенджере

Согласно протоколу судебного заседания (имеется у редакции), административные ответчики участвовали «посредством связи WhatsApp». В решении Ленинского районного суда упоминание об использовании мессенджера отсутствует, однако отец мальчика зафиксировал процесс оглашения решения на видео при помощи второго телефона («АГ» ознакомилась с этой записью).

В ходе рассмотрения дела представитель кемеровского управления Роспотребнадзора сообщила, что у всей семьи взяты анализы на COVID-19, однако на момент рассмотрения административного иска протоколы с результатами исследования еще не получены. Родители А.

пояснили, что за все время пребывания в кемеровском обсерваторе температура ребенка была не выше 36,8 градусов.

Супруги настаивали на отсутствии оснований для госпитализации в инфекционную больницу, считая, что могут сдать повторный анализ на COVID-19 на десятые сутки пребывания в обсерваторе.

В решении от 8 апреля 2020 г. (имеется у «АГ») суд отметил, что согласно ч. 1 ст.

33 Закона о санитарно-эпидемиологическом благополучии населения больные инфекционными заболеваниями, лица с подозрением на такие заболевания и контактировавшие с больными инфекционными заболеваниями лица, а также лица, являющиеся носителями возбудителей инфекционных болезней, подлежат лабораторному обследованию и медицинскому наблюдению или лечению и, в случае если они представляют опасность для окружающих, обязательной госпитализации или изоляции в порядке, установленном законодательством РФ. При этом одним из таких случаев является наличие у гражданина заразной формы инфекционного заболевания и факт уклонения от обследования в целях выявления опасного инфекционного заболевания.

Сославшись на закрепленную в ч. 4 ст.

2 КАС возможность применения аналогии закона, суд посчитал, что к прямо не урегулированному производству по административным делам о помещении гражданина под медицинское наблюдение в недобровольном порядке в условиях угрозы завоза и глобального распространения новой коронавирусной инфекции подлежат применению главы 30, 31, 31.1 КАС. Указанные нормы посвящены защите интересов несовершеннолетнего в случае отказа законного представителя от необходимого для спасения жизни медицинского вмешательства, а также недобровольной госпитализации в психиатрический стационар и противотуберкулезную организацию.

Суд отметил, что Постановлением Правительства РФ от 31 января 2020 г. перечень заболеваний, представляющих опасность для окружающих, дополнен коронавирусной инфекцией (2019-nCoV). В соответствии с п. 1.5 постановления Главного государственного санитарного врача РФ от 30 марта 2020 г.

лица, вернувшиеся в РФ с признаками респираторных заболеваний, в обязательном порядке подлежат лабораторному исследованию на COVID-19.

При этом руководителям органов исполнительной власти субъекта РФ в области охраны здоровья поручено обеспечить соблюдение противоэпидемического режима, исключающего риски заражения коронавирусной инфекцией в обсерваторах.

Более того, п. 4.3 постановления Главного государственного санитарного врача РФ от 18 марта 2020 г.

обязывает указанных лиц обеспечить немедленную госпитализацию в стационар инфицированных больных, а также забор биологического материала для лабораторного исследования при появлении любых симптомов инфекционного заболевания у находящихся в изоляции лиц и контактирующих с ними.

Кроме того, согласно Рекомендациям Роспотребнадзора по организации работы обсерватора для лиц, прибывших из регионов, неблагополучных по COVID-19, при выявлении в обсерваторе больного с симптомами, не исключающими наличие у него этой инфекции, такого гражданина переводят в медицинскую организацию инфекционного профиля.

Изучив обстоятельства дела, суд пришел к выводу, что нахождение ребенка на территории Таиланда, отсутствие результатов анализа на коронавирусную инфекцию и установление врачом-инфекционистом признаков не исключающего ее респираторного заболевания в совокупности подтверждают необходимость обязательного медицинского наблюдения ребенка в стационарных условиях. «Доводы административного ответчика о том, что коронавирусная инфекция на момент рассмотрения настоящего спора не подтверждена, не могут служить основанием для отказа в удовлетворении административного иска, так как ответчиками не представлено суду доказательств об отсутствии положительного анализа на коронавирусную инфекцию», – указал суд.

На этом основании было принято решение о госпитализации ребенка вместе с матерью в инфекционную больницу в недобровольном порядке.

Качество связи не позволило ответчику понять, что у него есть адвокат

Владимир Васин рассказал «АГ», что в самом начале судебного заседания, проведенного с помощью мессенджера WhatsApp, отец ребенка заявил ходатайство об ознакомлении со всеми материалами административного дела, но суд отказал и тем самым лишил родителей возможности полноценно подготовиться к судебному разбирательству. В апелляционной жалобе адвокат указал, что суд нарушил право законных представителей ребенка на ознакомление со всеми материалами административного дела («АГ» ознакомилась с содержанием жалобы).

После отказа в удовлетворении первого ходатайства В. попросил допустить к участию в деле Владимира Васина в качестве своего представителя. По словам адвоката, суд прервал заседание на час, хотя изначально объявил перерыв на 15 минут, а после возобновления заседания отказал в удовлетворении заявления.

Поскольку отказ не был надлежащим образом обоснован, Владимир Васин при апелляционном обжаловании указал на нарушение права ответчика на защиту.

По мнению адвоката, избрание судом видеозвонка в WhatsApp в качестве способа проведения заседания предполагает возможность подключения представителя ответчика к участию в групповом видеозвонке.

Владимир Васин полагает, что «отвратительным качеством видео-конференц-связи» суд нарушил принцип непосредственного участия ответчика в судебном заседании. Адвокат пояснил, что многие фразы, в том числе слова судьи, не были слышны.

Например, о том, что после первого перерыва суд по своему усмотрению пригласил адвоката (представителя) по назначению, ответчик узнал, только когда прослушал оглашение решения суда на видеозаписи несколько раз. Техническое качество связи по WhatsApp не позволило В.

понять, что суд назначил ему адвоката, подчеркнул Владимир Васин. Кроме того, добавил он, суд не предоставил ответчику возможность поговорить с назначенным защитником и согласовать позицию. «В судебном заседании я принял назначенного мне адвоката за медицинского эксперта.

Вот такая была связь», – привел слова В. адвокат.

Владимир Васин обратил внимание и на то, что, суд незаконно возложил на ответчиков бремя доказывания, об этом говорит фраза: «так как ответчиками не представлено суду доказательств об отсутствии положительного анализа на коронавирусную инфекцию». Он указал, что родители мальчика узнали о судебном заседании за час до его начала. Соответственно, супруги были лишены не только права на ознакомление с материалами дела, но и права на подготовку к судебному заседанию.

Владимир Васин также отметил, что из вводной части обжалуемого решения можно сделать вывод, что родители мальчика в заседании не участвовали, что не соответствует действительности. При этом определение о проведении судебного заседания посредством видео-конференц-связи WhatsApp ответчикам вручили, заметил адвокат.

Комментарий адвоката

Владимир Васин полагает, что мальчика госпитализировали незаконно: «Подозрение на наличие коронавируса не было обосновано объективными данными. Здорового ребенка поместили в инфекционный стационар только на основании письменного осмотра врача-инфекциониста».

Адвокат рассказал «АГ», что уже 11 апреля были известны результаты трех отрицательных тестов ребенка на COVID-19. При этом мальчика с матерью выписали только 14 апреля – через две недели после возвращения из Таиланда.

«Пациента необходимо выписывать при получении двукратного отрицательного результата. То, что ребенок здоров, было ясно после второго теста.

При таких обстоятельствах, я считаю, нужно было выписывать и освобождать немедленно, а не ждать истечения 14 дней», – подчеркнул Владимир Васин.

По его словам, прекращение принудительной госпитализации на процесс обжалования решения суда первой инстанции не повлияет. Ответчики планируют добиться отмены незаконного акта в любом случае. Адвокат отметил, что целями отмены акта о принудительной госпитализации являются не только последующее взыскание компенсации и формирование позитивной судебной практики, но и принцип.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *